Стивен Р. Кови 7 навыков высокоэффективных людей скачать

Если у них с кем-нибудь возникает проблема, – с сыном, с дочерью, с мужем или с подчиненным, – реакция такова “Он(она) просто не хочет меня понять!”

Как-то один папаша мне пожаловался:

—Не понимаю я своего сына. Он просто не желает меня слушать!

—Позвольте мне уточнить, правильно ли я вас понял, – сказал я. – Вы не понимаете своего сына потому, что он не желает слушать вас?

—Совершенно верно! – согласился отец.

—Так, позвольте еще… Вы не понимаете сына потому, что он не желает слушать вас?

—Именно это я и сказал! – нетерпеливо ответил он.

—Мне-то казалось, чтобы понять другого человека, вы должны слушать его.

– Да? – удивился мой собеседник. Воцарилась долгая пауза. – Ах, да! – воскликнул он снова, как бы что-то начиная осознавать. – Ну да! Так ведь я же понимаю его! Я понимаю, какой у него сейчас сложный возраст. Я и сам через это прошел. Так вот, если я чего не понимаю, так только того, почему все-таки он не желает меня слушать!

Этот человек на самом деле не имел ни малейшего представления о том, что в действительности творится в голове у его сына. Отец заглянул внутрь себя и решил, что познал весь мир, в том числе и душу собственного сына.

Так поступают многие из нас. Мы преисполнены ощущением собственной правоты и ориентируемся на собственный жизненный опыт. Мы хотим, чтобы нас понимали. Наши разговоры с другими людьми превращаются в коллективные монологи, и мы никогда по-настоящему не понимаем, что происходит в душе у этих людей.

Когда кто-то говорит, мы “слушаем”, как правило, на одном из четырех уровней. Мы можем игнорировать  говорящего, не слушать его вообще. Мы можем делать вид,  что слушаем: “Угу! Да-да! Так-так!” Мы можем слушать избирательно , выхватывая из разговора только отдельные части. Так мы обычно слушаем бесконечное щебетание ребенка-дошкольника. Еще мы можем внимательно слушать,  концентрируя внимание, сосредоточиваясь на произносимых словах. Но лишь немногие из нас когда-либо используют пятый уровень, самую высокую форму слушания – эмпатическое слушание

Говоря об эмпатическом слушании, я вовсе не имею в виду такие приемы “активного” или “рефлексивного” слушания, которые связаны с мимическим сопровождением или жестикуляцией в ответ на то, что говорит другой человек. Такая манера слушания базируется на технике, оторвана от характера и отношений и часто оскорбляет тех, кого таким образом “слушают”. Кроме того, эта манера в основе своей автобиографична. Используя эту технику, возможно, вы не станете переносить свою биографию на отношения с другим человеком, но сам мотив слушания будет автобиографическим. Да, вы слушаете, демонстрируя понимание и “отражая” происходящее, но вы слушаете с намерением ответить, управлять собеседником, манипулировать им.

Говоря об эмпатическом слушании, я имею в виду слушание с намерением понять Я имею в виду, что сначала нужно стремиться понять, понять по-настоящему Это совершенно иная парадигма

Эмпатическое (от слова эмпатия  [Эмпатия – сочувствие, сопереживание (Прим ред.) ])  слушание позволяет посмотреть на вещи с позиции другого человека, проникнуть в его систему представлений. Благодаря этому вы представляете Себе мир таким, каким видит его другой человек, вы понимаете его парадигму, вы понимаете, что он чувствует.

Эмпатия не есть симпатия. Симпатия – это форма согласия, форма оценки. В ряде случаев это наиболее подходящая эмоция и отклик Но люди часто полагаются на симпатию, и это делает их зависимыми. Суть эмпатического слушания заключается не в том, что вы с кем-то соглашаетесь; его суть в том, что вы полностью, глубоко понимаете этого человека – как умом, так и сердцем

Эмпатическое слушание означает гораздо больше, чем регистрацию, отражение или даже понимание произносимых слов По оценкам экспертов в области общения, через слова передается лишь 10 процентов информации; 30 процентов передается через интонацию и 60 процентов – через язык мимики и жестов. При эмпатическом слушании вы слушаете ушами, но, кроме того, – и это гораздо важнее – вы слушаете глазами и сердцем Вы слушаете не только смысл, но и чувства Вы слушаете поведение человека Вы используете как левое, так и правое полушарие мозга Вы чувствуете, ощущаете, интуитивно угадываете

Эмпатическое слушание представляет собой мощную силу, так как наделяет нас точными данными для действия. Вместо того, чтобы навязывать свой биографический опыт, свои суждения, мысли, чувства, мотивы и толкования, вы имеете дело с реальностью, обитающей в уме и сердце другого человека. Вы слушаете, чтобы понять. Вы настроены на восприятие информации, идущей из глубины души другого человека.

Кроме того, эмпатическое слушание – это ключ к пополнению вкладов в Эмоциональный Банковский Счет, поскольку вклад только тогда становится вкладом, когда воспринимается как таковой другим человеком. Можно из кожи вон вылезти, стараясь сделать вклад, который в итоге обернется снятием со счета, если другой человек из-за того, что вы не понимаете, что именно для него является важным, истолкует ваши усилия как манипулирование, корысть или снисхождение.

Эмпатическое слушание само по себе является громадным вкладом на Эмоциональный Банковский Счет. Оно оказывает врачующее, терапевтическое воздействие, поскольку дает человеку “психологический кислород”.

Если бы из комнаты, где вдев данный момент находитесь, мгновенно выкачали весь воздух, что произошло бы с вашим интересом к чтению этой книги? Вы бы даже не думали об этой книге! Вы не думали бы ни о чем, кроме возможности сделать глоток воздуха. Единственным вашим мотивом в такой ситуации было бы выживание.

Но сейчас, когда воздуха у вас достаточно, эта проблема вас уже не мотивирует В этом заключается одно из величайших откровений в области человеческой мотивации удовлетворенная потребность не мотивирует  Мотивировать может только неудовлетворенная потребность. После выживания физического следующей величайшей потребностью человека является выживание психологическое – стремление быть понятым, заслужить уважение других, занять достойное положение, быть оцененным по достоинству, получить признание.

Слушая другого человека с эмпатией, вы даете ему психологический кислород. И, удовлетворив эту жизненно-важную для него потребность, вы можете затем сосредоточиться на оказании влияния на этого человека или на решении возникшей проблемы.

Эта потребность в психологическом кислороде оказывает воздействие на человеческое общение во всех сферах жизни

* * *

Как-то я проводил семинар на эту тему в Чикаго и порекомендовал слушателям в тот же вечер попрактиковаться в эмпатическом слушании. На следующее утро ко мне подошел один из них и, едва сдерживая возбуждение, рассказал следующее:

– Позвольте, я расскажу вам, что произошло вчера вечером. Все это время, что я нахожусь здесь, в Чикаго, я пытался заключить одну крупную коммерческую сделку с недвижимостью. Вчера я вел переговоры с руководителями другой стороны и их адвокатами и с еще одним агентом по недвижимости, у которого было альтернативное предложение.

Было похоже, что сделка уходит у меня из рук Уже более полугода я занимался только ею и, можно сказать, все поставил на карту. Меня охватила паника. Я делал все, что мог, – использовал все возможные средства, пускал в ход все свое коммерческое мастерство. Последнее, что я мог предпринять, это предложить: “Может, еще подождем, подумаем?” Но инерция переговоров набрала такую силу и моим партнерам уже так хотелось поставить финальную точку, что вот-вот могло быть принято решение не в мою пользу.

И тогда я подумал: “А почему бы не попытаться? Почему не попробовать воспользоваться тем, что я сегодня узнал, и не постараться сначала понять, а потом быть понятым? Я уже ничего не потеряю”. И я сказал партнеру: “Позвольте мне убедиться, правильно ли я понимаю вашу позицию и то, что вас беспокоит. Когда вы почувствуете, что я верно вижу ситуацию, мы оценим, в какой мере подходят вам мои предложения”. И я действительно попытался увидеть проблему его глазами. Я попытался сформулировать его потребности и заботы, и мой партнер стал понемногу открываться.

Чем больше я входил в суть волнующих его проблем, описывал желаемые для него результаты, тем все больше он открывался.

Наконец, в середине нашего разговора он встал, подошел к телефону и набрал номер своей жены. Прикрыв рукой трубку, он сказал мне: “Сделка ваша!” Я был совершенно ошарашен, – признавался мне мой слушатель. – Я и до сих пор еще не пришел в себя.

Этот человек сделал огромный вклад на Эмоциональный Банковский Счет, предоставив своему партнеру психологический кислород. Когда дело доходит до подобной ситуации и нужно сделать выбор из приблизительно равных вариантов, динамика человеческих отношений становится важнее технических сторон сделки.

Стремиться сначала понять, а уже потом – быть понятым, сначала поставить диагноз, а уже потом выписать рецепт, – дело нелегкое. Гораздо проще предложить другому человеку пару очков, которые столько лет служили вам верой и правдой.

Но в долгосрочной перспективе такой подход наносит невосполнимый ущерб как Р, так и РС. Вы не можете добиться максимальных результатов (Р) в условиях взаимозависимости, без правильного понимания тех людей, с которыми имеете дело. И вы не можете иметь развитых взаимозависимых РС, отраженных в крупном Эмоциональном Банковском Счете, если те, с кем вы взаимодействуете, не чувствуют, что вы их действительно понимаете.

Кроме того, эмпатическое слушание – дело рискованное. Надо чувствовать себя очень уверенно, чтобы погрузиться в слушание другого человека, так как вы при этом открываетесь для влияния. Вы становитесь уязвимы. В каком-то смысле это парадокс, так как, чтобы влиять, сначала нужно подвергнуться влиянию Это означает, что вы должны действительно понять

Вот почему Навыки 1, 2 и 3 носят фундаментальный характер. Они создают неподверженное изменениям внутреннее ядро личности – центр, состоящий из принципов, опираясь на которые вы можете не бояться открываться и быть уязвимыми.

 

 

Сначала – диагноз, потом – рецепт

 

Сначала стремиться понять, а потом – быть понятым, сначала ставить диагноз, а потом выписывать рецепт, – это трудный и рискованный, но абсолютно верный принцип для самых разных сфер жизни. Этот принцип отличает всех истинных профессионалов Этот принцип обязателен для окулиста, этот принцип обязателен для терапевта Вы не будете доверять предписанию врача, если не уверены в правильности поставленного диагноза.

Когда нашей дочке Дженни было всего два месяца отроду, она расхворалась. Дело было в субботу. Это был день очень важного для нашего города футбольного матча, и этот факт накладывал отпечаток на поведение и психологию каждого жителя На стадионе собралось 60 000 зрителей Мы с Сандрой тоже хотели туда пойти, но не могли оставить крошку Дженни. У нее был понос, и ее тошнило. Нас это очень беспокоило.

Врач тоже был на футболе. Он не был нашим домашним врачом, но именно он в этот день работал по вызову. Когда Дженни стало хуже, мы поняли, что без профессиональной консультации нам не обойтись Сандра позвонила на стадион и попросила пригласить врача к телефону. Как раз в это время в игре наступил решающий момент, и голос в трубке прозвучал натянуто.

—Да! – сказал врач отрывисто. – Я слушаю.

—Доктор, это миссис Кови, мы обеспокоены состоянием нашей дочки Дженни!

–Что случилось? – спросил врач. Сандра описала ему симптомы, и тот сказал:

–Ясно! Я по телефону сделаю назначение. В какой аптеке вы покупаете лекарства?

Положив трубку, Сандра сообразила, что в спешке сказала не все, что нужно, хотя в основном обрисовала ситуацию верно.

—А ты думаешь, он понимает, что Дженни новорожденная? – спросил я.

—Я в этом уверена! – ответила Сандра.

—Но ведь он не наш врач! Он никогда ее не лечил.

—Да нет, я почти уверена, что он все понял правильно!

—И ты дашь ей лекарство, не будучи абсолютно уверена, что врач знает ее возраст?

Сандра замолчала.

—Что же теперь делать? – после некоторой паузы произнесла она.

—Звони ему снова! – сказал я.

–Лучше ты ему позвони! – попросила Сандра. И я позвонил Врача снова оторвали от игры.

—Доктор, – начал я, – когда вы звонили в аптеку, вы имели в виду, что Дженни всего два месяца?

—Нет! – воскликнул он – Я этого не знал! Как хорошо, что вы перезвонили Я немедленно изменю рецепт!

Если вы не уверены в диагнозе, вы не будете уверены и в назначенном лечении.

Тот же принцип справедлив и в торговле. Эффективный продавец сначала стремится понять нужды, заботы, ситуацию клиента. Продавец-непрофессионал просто продает товары; профессионал продает решения проблем и удовлетворяет потребности. Это совершенно иной подход. Профессионал учится ставить диагноз, учится понимать. Кроме того, он учится связывать потребности людей со своими товарами и услугами. И он должен обладать цельностью характера, чтобы сказать: “Мой товар или мои услуги не отвечают вашим требованиям!”, если это на самом деле так В области права также чрезвычайно важно сначала ставить диагноз, а уже потом делать предписание. Адвокат-профессионал сначала собирает факты, чтобы понять ситуацию, старается осмыслить законы и прецеденты, а уже потом готовит аргументацию. Хороший адвокат сначала определяет возможные аргументы своего оппонента, а затем разрабатывает свои.

Это также справедливо и в области разработки новых видов продуктов. Можете ли вы себе представить, чтобы кто-то из служащих компании заявил: “Исследование спроса – это просто чушь! Давайте создавать новые продукты!” Иными словами, забыть об изучении психологии и мотивов покупателей и просто создавать новые виды товаров. Такой подход никогда не сработает.

Хороший инженер, прежде чем разработать проект моста, должен понимать распределение сил и рассчитать нагрузки. Хороший преподаватель прежде чем начать занятия, должен оценить уровень подготовки своих учеников. Хороший студент должен усвоить знания, прежде чем их применить. Хорошие родители должны разобраться, прежде чем судить или давать оценки. Ключ к полноценному суждению – понимание. Вынося сначала суждение, вы никогда не достигнете полного понимания.

“Сначала стремитесь понять” – это верный принцип, применимый во всех случаях жизни. Но с наибольшей силой этот универсальный принцип проявляется в сфере межличностных отношений.

 

 

Четыре типа автобиографических ответов

 

Поскольку мы слушаем, помня о своем прошлом опыте, опираясь на свою биографию, мы реагируем обычно одним из четырех способов. Мы оцениваем  – соглашаемся или не соглашаемся; выпытываем  – задаем вопросы, исходя из нашей системы ценностей; советуем  – даем рекомендации, исходя из личного опыта; интерпретируем  – пытаемся раскусить того или иного человека, объяснить его мотивы, его поступки, основываясь на своих собственных мотивах и поступках.

Подобные реакции возникают в нас вполне естественно. Мы запрограммированы на то, чтобы именно так и реагировать. Именно такую модель реагирования мы постоянно наблюдаем в жизни. Но как влияют подобные виды реакций на нашу способность по-настоящему понять?

Если я, общаясь с собственным сыном, с ходу даю оценку всему, что он мне говорит, может ли он чувствовать себя свободным настолько, чтобы открыться передо мной? Обеспечиваю ли я его психологическим кислородом?

А как он себя чувствует, когда я выпытываю и лезу в душу? Выпытывание – это игра в вопросы. Выпытывание автобиографично. Оно связано с оказанием давления и вмешательством. Кроме того, оно основано на логике, а язык логики отличается от языка чувств и эмоций. Вы можете задавать вопросы весь день, но так и не докопаться до того, что на самом деле важно. Постоянное выпытывание является одной из главных причин, по которой родителям не удается достичь близости со своими детьми.

—Как дела, сынок?

—Хорошо.

—Что новенького?

—Ничего.

—А что интересного в школе?

—Ничего особенного.

—А чем ты думаешь заняться в выходные?

—Не знаю.

Когда он болтает с приятелями, его невозможно оттащить от телефона, а отвечая на ваши вопросы, он ограничивается одним-двумя словами. Дом для него – как гостиница, где он только ест и спит, но никогда не делится своими чувствами и ничего о себе не рассказывает.

Но скажите, положа руку на сердце, зачем ему с вами откровенничать, если всякий раз, когда он приоткрывает свое уязвимое место, вы как слон наступаете на него и, злорадствуя, давите автобиографическим советом: “Я же тебя предупреждал!”

Мы настолько сильно запрограммированы на то, чтобы реагировать именно таким образом, что даже не осознаем, когда делаем это. Я познакомил с концепцией автобиографических ответов тысячи человек по всей стране, и каждый раз они испытывали глубокое потрясение, когда в процессе тренинга на эмпатическое слушание вдруг начинали осознавать, как они обычно реагируют, общаясь с другими людьми. Но осознав эту проблему и научившись слушать с эмпатией, они моментально получают потрясающие результаты. Для многих людей именно этот навык – сначала стремитесь понять  – становится самым впечатляющим и наиболее быстро применимым из всех Семи Навыков.

Давайте рассмотрим типичный пример общения между отцом и сыном-подростком. Обратите внимание на слова отца, помня о четырех типах автобиографических ответов, только что описанных нами.

—Ну все, пап, надоело! Кому нужна эта школа!

—Что случилось, сынок? (Выпытывание.)

–Никакой пользы нет от этой учебы! Бестолковая потеря времени!

–Ну, сынок, просто ты пока еще не видишь результа тов. И я в твоем возрасте думал так же. Я тоже считал некоторые предметы пустой тратой времени. Но потом как раз эти предметы оказались самыми важными и полезными в моей жизни. Поэтому не спеши с выводами. Потерпи чуть-чуть. (Совет.)

—Я уже десять лет своей жизни потратил на это! Скажи, зачем мне эти “икс плюс игрек”, если я собираюсь стать автомехаником?

—Автомехаником? Ты, наверное, шутишь! (Оценка.)

—Нет, я не шучу! Джо, например, бросил школу. Теперь чинит автомобили. Кучу денег заколачивает. Вот это дело!

—Это сейчас тебе так кажется! Но пройдет несколько лет и Джо пожалеет, что не остался в школе. Ты не хочешь быть автомехаником! Тебе надо получить образование и подготовить себя к более достойному делу. (Совет.)

—Ну, не знаю. Джо прекрасно устроился.

—Послушай, сынок, может, ты все-таки не очень старался? (Выпытывание, оценка.)

—Я уже в предпоследнем классе! Конечно же, я старался! Но все это впустую

—Но, сынок,, ведь это же очень престижная школа! Доверься своим учителям! (Совет, оценка.)

—Другие ребята думают так же, как я!

—Ты отдаешь себе отчет, скольким мы с твоей мамой пожертвовали, ради твоего образования? Ты не можешь бросить школу сейчас, когда столько уже сделано и пройдено! (Оценка.)

—Я знаю, папа, что вы многим пожертвовали. Только эти жертвы того не стоили!

—Послушай, может, если бы ты побольше занимался дома и поменьше сидел у телевизора. (Совет, оценка.)

—Да ну, папа, брось! Словом… все! Не хочу больше об этом говорить!

Очевидно, что отец имел добрые намерения Очевидно, что он хотел помочь. Но начал ли он понимать сына?

Давайте прислушаемся к сыну повнимательней – не просто к его словам, но к его мыслям, к его чувствам (ниже

мы выделим их курсивом) и к тому, как он мог воспринимать автобиографические ответы отца.

—Ну все, пап, надоело! Кому нужна эта Школа! (Мне. надо  с тобой поговорить, привлечь к себе твое внимание.)

—Что случилось, сынок? (Ты заинтересован! Хорошо!)

–Никакой пользы нет от этой учебы! Бестолковая потеря времени! (У меня проблемы со школой, и мне от этого плохо.)

—Ну, сынок, просто ты пока еще не видишь результатов. И я в твоем возрасте думал так же. (О нет, только не это! Начинается глава третья папиных мемуаров. Я хотел говорить совсем о другом. Мне совсем не интересно, за сколько миль он таскался в школу – по снегу и без обуви. Я хочу говорить о своих проблемах.)  Я тоже считал некоторые предметы пустой тратой времени. Но потом как раз эти предметы оказались самыми важными и полезными в моей жизни. Поэтому не спеши с выводами. Потерпи чуть-чуть. (Время не решит моей проблемы. Если бы я мог тебе все сказать! Если бы мог излить тебе душу!)

—Я уже десять лет своей жизни потратил на это! Скажи, зачем мне эти “икс плюс игрек”, если я собираюсь стать автомехаником?

—Автомехаником? Ты, наверное, шутишь? (Он был бы недоволен мной, если бы я стал автомехаником. Он был бы недоволен мной, если бы я бросил школу. Надо чем-то подкрепить свои слова.)

—Нет, я не шучу! Джо, например, бросил школу. Теперь чинит автомобили. Кучу денег заколачивает. Вот это дело!

—Это сейчас тебе так кажется! Пройдет несколько лет, и Джо пожалеет, что не остался в школе. (О, Господи! Сейчас начнется лекция номер шестнадцать о пользе образования!)  Ты не хочешь быть автомехаником! (Откуда ты знаешь, папа? Имеешь ли ты хоть какое-то представле ние о том, чего я хочу?)  Тебе надо получить образование и подготовить себя к более достойному делу.

–Ну, не знаю. Джо прекрасно устроился. (Я не считаю его неудачником. Хоть он и не закончил школу, все равно он не стал неудачником.)

—Послушай, сынок, может ты все-таки не очень старался? (Папа, мы зря теряем время! Если  бы ты просто выслушал меня, я рассказал бы тебе о чем-то очень важном! Мне ведь так нужно поговорить с тобой!)

—Я уже в предпоследнем классе! Конечно же, я старался! Но все это впустую.

—Но, сынок, ведь это же очень престижная школа! Доверься сдоим учителям! (Ну вот, пожалуйста! Мы заговорили о доверии учителям! А я бы хотел говорить о том, о чем я хочу говорить.)

—Другие ребята думают так же, как я! (Мое мнение тоже заслуживает доверия. Я ведь не идиот.)

—Ты отдаешь себе отчет, скольким мы с твоей мамой пожертвовали, ради твоего образования? (Ага! Сейчас у меня появится комплекс вины и выяснится, что я все-таки идиот. Выяснится, что школа отличная, мама с папой молодцы, а я  – идиот!)  Ты не можешь бросить школу сейчас, когда столько уже сделано и пройдено!

—Я знаю, папа, что вы многим пожертвовали. Только эти жертвы того не стоили! (Ты просто ничего не понимаешь!)

—Послушай, может, если бы ты побольше занимался дома и поменьше сидел у телевизора… (Не в этом дело, папа! Совсем не в этом! Я никогда не смогу тебе этого объяснить! Напрасно я начал этот разговор!)

—Да ну, папа, брось! Словом… все! Не хочу больше об этом говорить!

Видите, до какой степени мы становимся ограниченными, когда пытаемся понять другого человека, опираясь только на произнесенные слова и, тем более, глядя на него сквозь свои собственные очки? Видите, насколько ограничивает наша автобиографическая реакция человека, который искренне пытается объяснить нам свою “автобиографию”?

Вы никогда не сможете по-настоящему заглянуть внутрь другого человека и увидеть мир его глазами, пока искренне не захотите этого, пока не разовьете в себе сильный характер, пока не увеличите ваш Эмоциональный Банковский Счет и пока не овладеете техникой эмпатического слушания.

Степень овладения этой техникой – вершиной айсберга, именуемого эмпатическим слушанием, – характеризуется четырьмя последовательными стадиями.

Первая и наименее эффективная стадия – это повторение содержания.  Этой технике обучают на занятиях по “активному” или “рефлексивному” слушанию. Если эта техника не опирается на уже построенные отношения и не соответствует вашему характеру, то она часто обижает людей и приводит к тому, что они “закрываются”. Но, тем не менее, мы называем эту технику первой стадией эмпатического слушания, поскольку она, по крайней мере, побуждает вас слушать.

Повторить содержание легко. Вы просто слушаете слова, произносимые другим человеком, и повторяете их. Ваш мозг при этом может практически бездействовать.

– Ну все, пап, надоело! Кому нужна эта школа!

– Тебе это надоело. Ты считаешь, что школа никому не нужна.

Вы попросту повторили то, что было сказано. Вы не оценивали, не выпытывали, не советовали и не интерпретировали. Вы продемонстрировали сыну свое внимание к его словам. Но для того, чтобы понять, этого мало.

Вторая стадия эмпатического слушания – перефразирование содержания.  Эта техника чуть более эффективна, но по-прежнему ограничена тем, что связана только с вербальным общением.

—Ну все, пап, надоело! Кому нужна эта школа!

—Ты больше не хочешь ходить в школу.

На этот раз вы передаете содержание сказанного вашим сыном своими собственными словами. На этот раз вы думаете о том, что было сказано, используя для этого левое – логическое – полушарие мозга.

На третьей стадии включается ваше правое полушарие. Вы отражаете чувства.

—Ну все, пап, надоело! Кому нужна эта школа!

—Ты чувствуешь сильное разочарование!

Теперь вы не столько уделяете внимание тому, что говорит ваш сын, сколько тому, что он при этом чувствует.

Четвертая стадия совмещает в себе вторую и третью. Вы перефразируете содержание и отражаете чувства.

—Ну все, пап, надоело! Кому нужна эта школа!

—Ты чувствуешь сильное разочарование в связи со школой.

Разочарование – это чувство; школа – это содержание. Вы используете оба полушария своего мозга, чтобы понять обе стороны обращения к вам вашего сына.

Когда вы пользуетесь четвертой стадией эмпатического слушания, происходит нечто невероятное. Поскольку вы искренне стремитесь понять, Поскольку вы перефразируете содержание и отражаете чувства, вы предоставляете человеку психологический кислород. Кроме того, вы помогаете ему разобраться в собственных мыслях и чувствах. По мере того как растет его уверенность в вашем неподдельном желании выслушать и понять, барьер между тем, что происходит у него внутри, и тем, что он сообщает вам, рушится. Открывается канал связи между вашими душами. Уже нет различия между тем, что он думает и чувствует, и тем, что он вам говорит. Он начинает доверять вам свои самые сокровенные чувства и мысли.

–Ну все, пап, надоело! Кому нужна эта школа! (Мне надо с тобой поговорить, привлечь к себе твое внимание.)

—Ты чувствуешь сильное разочарование в связи со школой. (Верно! Именно это я и чувствую!)

—Ну, конечно! Никакой пользы нет от этой учебы! Бестолковая потеря времени!

—Ты считаешь, что школа не приносит тебе никакой пользы. (Дай подумать, это ли я имею в виду на самом деле?)

—Ну… в общем… Я не научился ничему такому, что было бы полезно в жизни. Джо, например, бросил школу. Теперь чинит автомобили. Кучу денег заколачивает. Вот это дело!

—Ты считаешь, что Джо сделал правильный выбор. (Ну, как сказать…)

—Ну, более или менее… Ведь он уже сейчас зарабаты вает деньги! Правда, вполне возможно, что через пару лет он будет кусать локти.

—Ты считаешь, Джо почувствует, что принял неверное решение?

—А как же! Посмотри, от чего он отказался. Ведь без образования в нашем мире далеко не уедешь.

—Образование – вещь важная.

—Конечно! Ведь без диплома ты не получишь хорошую работу и не поступишь в колледж. Что тогда делать? Образование просто необходимо.

—Образование важно для твоего будущего.

—Вот-вот! И… Знаешь, есть у меня одна серьезная неприятность. Только, пожалуйста, маме не говори, ладно?

—Ты не хочешь, чтобы об этом узнала мама.

—Ну, не то чтобы не хочу… В общем, я думаю, ты можешь ей сказать. Она и сама все равно узнает. Так вот, сегодня я проходил тест по чтению. И, знаешь, папа, мне сказали, что я на уровне четвертого класса! Четвертого! А я ведь уже почти выпускник!

Как все меняет истинное понимание! Никакой совет – даже самый ценный и добрый – гроша ломаного не стоит, если мы не добрались до реальной проблемы. А мы никогда и не сможем до нее добраться, если будем находиться в плену своей собственной биографии и своих собственных парадигм, если не снимем своих очков, чтобы взглянуть на мир с точки зрения другого человека.

—Пап, я наверняка провалюсь на экзамене. Я подумал, что, если я все равно провалюсь, может быть, мне тоже стоит бросить школу. Но мне бы этого не хотелось.

—Ты чувствуешь неуверенность. Тебе надо принять верное решение.

—Как ты думаешь, папа, что мне делать?

Стремясь сначала понять, отец на наших глазах обратил транзактное взаимодействие в возможность трансформирующего взаимодействия. Вместо поверхностного, для “галочки”, общения, он создал ситуацию, Б которой теперь может производить трансформирующее воздействие не только на своего сына, но и на свои отношения с ним. Отставив в сторону свой опыт и стремясь по-настоящему понять, отец сделал огромный вклад на Эмоциональный Банковский Счет и способствовал тому, чтобы сын – слой за слоем – открылся перед ним и рассказал о проблеме, которая его действительно тревожит.

Теперь отец и сын находятся по одну сторону стола и вместе решают возникшую проблему, вместо того, чтобы, находясь по разные стороны стола, видеть проблему друг в друге. Сын сам просит отцовского совета, основанного на его жизненном опыте – на его автобиографии.

Но даже получив право на совет, отец должен оставаться чувствительным к реакции сына. Пока ответные реплики сына основаны на логике,  отец может эффективно задавать вопросы и давать советы. Но едва реакция становится эмоциональной,  отец должен вернуться к эмпатическому слушанию.

—Что ж, я думаю, у меня есть идея, которая тебя может заинтересовать.

—Какая идея?

—Что если попробовать подтянуться по чтению? Может быть, в технической школе есть специальные обучающие программы?

–Я уже узнавал. Там в течение недели надо заниматься два дня по вечерам и еще целую субботу! Это же так много!

Уловив в словах сына эмоцию,  отец возвращается к эмпатическому слушанию.

—Тебе кажется, что это слишком высокая цена.

—К тому же. папа, я пообещал шестиклассникам, что буду их тренером.

—Ты не хочешь их подвести.

—И потом вот еще что, папа! Если бы я был уверен, что эти занятия мне помогут, я бы торчал там все вечера напролет. Я бы тогда нашел шестиклассникам другого тренера.

—Ты очень нуждаешься в помощи, но сомневаешься в том, что эти занятия тебе помогут.

–Пап, а как по-твоему, помогут?

Сын снова стал открытым и логичным.  Он снова обращается за советом к автобиографическому опыту своего отца. У отца опять появляется возможность влиять и трансформировать.

Иногда бывает, что для трансформирования совет со стороны даже не требуется. Когда людям предоставляется реальная возможность открыться, они – в ходе общения – часто сами распутывают свои проблемы и находят их решения.

В других случаях людям на самом деле нужно новое видение проблемы и поддержка со стороны. Главное – искренне желать человеку добра, слушать его с эмпатией, дать ему возможность подойти к проблеме и ее решению в естественном для него темпе, не торопя его. Снимать слой за слоем – как шелуху с луковицы, пока не доберешься до спрятанной внутри нежной сердцевины.

Когда людям больно и вы слушаете их с неподдельным желанием понять, просто поразительно, до чего быстро они открываются перед вами! Они сами этого хотят. Дети очень нуждаются в возможности открыться, причем в большей степени перед родителями, чем перед сверстниками. И они откроются, если почувствуют, что родители будут любить их безусловной любовью и после этих признаний не осудят их и не будут смеяться над ними.

Если вы без лицемерия и задней мысли действительно стремитесь к искреннему пониманию, то придет время, когда вы будете буквально ошеломлены тем чистым потоком понимания, который хлынет на вас со стороны другого человека. Для эмпатии даже не всегда нужно говорить. Бывает, что слова могут оказать вам медвежью услугу. В этом и заключается одна из важнейших причин, почему нельзя полагаться на одни технические приемы. Этот вид понимания выше всяких приемов. Изолированная техника способна очень сильно помешать.

Я так подробно остановился на технике эмпатического слушания, потому что техника – важная часть любого навыка. Мы должны уметь. Но все же я повторю: никакие приемы или техники, которые мы умеем применять, не будут эффективными, если они не будут основаны на искреннем желании  понять. Люди противятся всякой попытке манипулировать ими. При общении с людьми, которые вам близки, очень полезно бывает рассказать им о своих намерениях:

– Я читаю книгу об умении слушать и об эмпатии, и я подумал о наших с тобой отношениях. Я понял, что не слушал тебя, как надо. Но я хочу это изменить. Это трудно для меня. Иногда, наверное, будут и срывы, но я буду стараться. Мне очень дороги наши отношения, и я хочу понимать тебя. Надеюсь, ты мне поможешь.

Подтверждение ваших намерений – это огромный вклад.

Но если вы неискренни, не стоит даже и пытаться. Это может привести к тому, что вызванные вами открытость и незащищенность другого человека обернутся для вас плохими последствиями, когда он поймет, что вам на самом деле все равно, вы и слушать-то особо не хотели, а он разоткровенничался, открыл душу и был оплеван. Техника – верхушка айсберга – должна иметь под собой мощную основу в виде характера.

Некоторые люди считают, что эмпатическое слушание отнимает слишком много времени. Действительно, сначала для этого может потребоваться больше времени, чем обычно, но зато в будущем вы сможете получить большую экономию. Если вы врач, который собирается назначить эффективное лечение, то самим важным для вас будет поставить правильный диагноз. Вы же не скажете:

– Я ужасно спешу! У меня нет времени ставить диагноз. Попейте-ка пока вот это!

Помню, однажды я сидел в комнате и что-то писал. Мы тогда жили на севере острова Оаху на Гавайях. Повеял легкий ветерок, и я решил открыть оба окна – с фасада и боковое, – чтобы стало попрохладней. Передо мной на огромном столе была разложена по главам моя рукопись.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Добавить комментарий