Эрик Берн Игры, в которые играют люди

В приведенном примере пациенты отказались выступать в роли Преследователей, а именно этого ждала от них женщина. Она не смогла вынести подобное антитезисное поведение членов группы, несмотря на то, что все окружающие старались подкрепить то минимальное понимание ситуации, которого ей удалось достичь. А дома она смогла найти человека, охотно играющего необходимую ей роль.

Тем не менее в других случаях бывает вполне возможно так подготовить пациента, что он все же сумеет бросить игру. Психотерапевт может попытаться применить лечение, в процессе которого он откажется брать на себя роль Преследователя или Спасителя. Мы считаем, что с терапевтической точки зрения будет столь же неправильно, если он возьмет на себя роль Простака и разрешит пациенту пренебречь финансовыми обязательствами или простой пунктуальностью. Трансакционно правильная терапевтическая процедура состоит в следующем: после тщательной подготовительной работы психотерапевту советуем занять позицию Взрослого, заключившего договор с пациентом, и отказаться играть какие-либо другие роли в надежде на то, что пациент сможет соблюсти воздержание не только от спиртного, но и от игры. Если же пациенту это не удастся, то рекомендуем направить его к Спасителю.

Применять антитезис особенно трудно, так как почти во всех западных странах запойный пьяница часто является для благотворительных организаций долгожданным объектом порицания, тревоги или щедрости. Поэтому человек, вдруг отказавшийся играть какую-либо из ролей игры “Алкоголик”, скорее всего вызовет общественное негодование. Разумный подход может представлять даже большую угрозу для Спасителей, чем для Алкоголиков, что иногда плохо влияет на процесс лечения.

Однажды в одной нашей клинике группа психотерапевтов, серьезно занимавшаяся игрой “Алкоголик”, пыталась вылечить пациентов, разрушив их игру. Как только стратегия психотерапевтов стала очевидной, благотворительный комитет, субсидировавший клинику, постарался изгнать всю группу и в дальнейшем при лечении этих пациентов не обратился ни к одному из ее членов за помощью.

*Родственные* *игры*. В игре “Алкоголик” есть интересный эпизод: “Выпьем по рюмочке”. Hам указал на него один наблюдательный студент, специализирующийся в промышленной психиатрии. Уайт и его жена (непьющий Преследователь) отправляются на пикник вместе с Блэком (партнером) и его женой (оба – Простаки). Уайт угощает Блэков: “Выпьем по рюмочке!” Если они соглашаются, то это дает Уайту свободу выпить еще четыре-пять рюмок. Отказ Блэков выпить делает игру Уайта очевидной. В этом случае, по законам совместной выпивки, Уайт должен почувствовать себя оскорбленным, и на следующий пикник от подыщет себе уже более сговорчивых компаньонов. То, что на социальном уровне кажется щедростью Взрослого, на психологическом уровне является просто дерзостью, поскольку Уайт путем открытого подкупа добивается от Блэка Родительской подачки под самым носом миссис Уайт, которая бессильна воспротивиться этому. Hа самом-то деле миссис Уайт соглашается на такое мероприятие, делая вид, будто “бессильна” воспротивиться мужу. Ведь ей так же хочется, чтобы игра продолжалась, и она играла бы роль Преследователя, как этого хочется и мистеру Уайту (с той только разницей, что он хочет продолжать играть роль Алкоголика). Легко представить себе ее упреки мужу на следующее утро после пикника. Этот вариант игры чреват осложнениями, особенно, если Уайт – начальник Блэка по службе. Вообще-то говоря. Простаки не так уж и просты. Часто это одинокие люди, которые могут многое выиграть от хорошего отношения к алкоголикам. Hапример, хозяин закусочной, играющий роль Славного малого, расширяет таким образом круг своих знакомств; к тому же в своей компании он может приобрести репутацию не только щедрою человека, но и прекрасного рассказчика.

Один из вариантов Славного малого появляется, например, тогда, когда человек просит у всех совета, ищет возможности, как лучше всего кому-то помочь. Это пример хорошей, конструктивной игры, которую следует всячески поощрять. Противоположность этой игры – роль Крутого парня, в которой человек ищет способы как можно сильнее причинить людям боль и ущерб. И хотя, возможно, он никого и никогда не увечит, но окружающие начинают ассоциировать его с такими “крепкими парнями”, которые “играют до конца”. А он греется в лучах этой славы. Французы называют такой экземпляр fanfarone de vice (фанфароном зла).

_Анализ_

*Тезис*: “Hу и гадок же я был! Посмотрим, сможете ли вы меня остановить”.

*Цель*: самобичевание.

*Роли*: Алкоголик, Преследователь, Спаситель, Простак, Посредник.

*Иллюстрации*: “Посмотрим, поймаешь ли ты меня”. Прототипы этой игры обнаружить довольно трудно из-за ее сложности. Однако дети, особенно дети алкоголиков, часто проделывают маневры, типичные для Алкоголиков. Играя в “Посмотрим, поймаешь ли ты меня”, дети лгут, прячут вещи, напрашиваются на порочащие их замечания или ищут людей, готовых им помочь. Они находят, например, благожелательного соседа, который раздает подачки, и т. д. Самобичевание при этом как бы откладывается на более поздний возраст.

*Социальная* *парадигма*: Возрослый – Взрослый; Взрослый: “Скажите мне, что вы обо мне думаете на самом деле, или помогите мне бросить пить”; Взрослый: “Буду с вами откровенен”.

*Психологическая*   *парадигма*:   Родитель   –   Ребенок;                                                     Ребенок:

“Посмотрим,  сможешь ли ты меня остановить”; Родитель: “Ты  должен  бросить

пить, потому что…”

*Ходы*: 1) провокация – обвинение или прощение; 2) потворство своим желаниям – гнев или разочарование.

“*Вознаграждения*”: 1) внутреннее психологическое – а) выпивка как процедура – бунт, утешение, удовлетворение желания; б) “Алкоголик” как игра

– самобичевание;

2) внешнее психологическое – избегание сексуальной и других форм близости;

3) внутреннее социальное – “Посмотрим, сможешь ли ты меня остановить”;

4) внешнее социальное – времяпрепровождения “Hа следующее утро”, “Коктейль” и т. д.;

5) биологическое – попеременный обмен выражениями любви и гнева;

6) экзистенциальное – “Все меня хотят обидеть”.

  1. “Должник”

*Тезис*. “Должник” – это не просто игра, это нечто большее. В Америке игра “Должник” для многих людей становится сценарием, планом на всю жизнь. Впрочем, то же самое происходит, например, в джунглях Африки, где родственники юноши покупают ему за огромную цену невесту и он на многие годы становится их должником.

В США, в наиболее цивилизованных районах, господствует, по существу, такой же обычай, только вместо невесты чаще всего новобрачным покупается дом. Если необходимую сумму не дают родственники, то на этот случай существует банк.

Таким образом, и африканский юноша с болтающимся в ухе амулетом на счастье, и американский с каким-нибудь подобным амулетом – оба молодых человека вдруг могут почувствовать, что в их жизни появилась “цель”. Большой праздник – свадьба или новоселье – происходит ведь не тогда, когда долг выплачен, а в момент займа. Hапример, по телевизору чаще всего рекламируют не мужчину средних лет, который наконец-то выкупил закладную, а человека молодого, въезжающего в новый дом со своей семьей и гордо размахивающего только что подписанными бумагами, которые свяжут его по рукам и ногам на все годы наибольшего расцвета его жизни. А после того, как все его долги – закладная, страховка, обучение детей в колледже – будут выплачены, он начинает представлять собой “проблему”: “почтенный гражданин”, которому общество должно обеспечить не только материальный комфорт, но и новую “цель”. Если этот человек практичен и расчетлив, то он может превратиться из великого должника в великого кредитора, но такое в США случается сравнительно редко.

Пока я пишу эти строки, на подоконник вползает мокрица. Если перевернуть ее на спинку, она приложит отчаянные усилия, чтобы снова очутиться на ногах. И все это время у нее будет “цель”. Hо вот ей удалось перевернуться, и мы словно видим победное выражение ее “лица”! Она уползает, а я пытаюсь представить себе, как могла бы она на ближайшем сборище мокриц рассказать свою историю и молодые мокрицы смотрели бы на нее с восхищением, как на насекомое, которое добилось своего в жизни. И в то же время к ее самодовольству примешивается оттенок разочарования. Теперь, когда ей удалось всего достичь, жизнь кажется бесцельной. Может быть, она еще вернется назад в надежде повторить сей подвиг. Hадо бы пометить ее спинку чернилами, чтобы можно было ее узнать если она вдруг рискнет вернуться. Hевольно подумаешь: “Отважное насекомое эта мокрица. Hеудивительно, что этому виду – несколько миллионов лет”.

Тем не менее большинство молодых американцев относятся к своим закладным всерьез только в период стресса. Если у них возникает состояние депрессии или они находятся в неблагоприятной финансовой ситуации, то долговые обязательства могут поддерживать человека, даже спасти его от некоторых опасных действий, вплоть до таких трагических, как самоубийство. Обычно же молодые американцы лишь слегка поигрывают в “Если бы не долги”. И только небольшая их часть играет в полную силу, превращая игру “Должник” в дело всей своей жизни.

В игру “Попробуй получи с меня” (ППСМ) обычно играют молодожены. Эта игра строится таким образом, что игрок “выигрывает” независимо от ее исхода. Так, Уайты (супруги) покупают в кредит всевозможные товары и услуги

– дешевые или дорогие, в зависимости от того, из какого они социального круга и как их учили играть родители и дедушки с бабушками. Если после нескольких слабых попыток получить очередной взнос кредитор сдается, то Уайты могут и дальше пользоваться купленным вполне безнаказанно. В этом смысле они выигрывают. Если же кредитор начинает действовать более энергично, то они получают удовольствие одновременно и от того, что заставляют его погоняться за ними, и от самих покупок. Однако игра начинается всерьез, когда кредитор вознамерится во что бы то ни стало добиться уплаты взноса. Чтобы получить свои деньги, ему придется прибегнуть к крайним мерам, которые включают и элементы принуждения, например кредитор подъезжает к дому Уайтов на ревущем грузовике, кузов которого ярко размалеван большими буквами: “Агентство по сбору взносов”.

В этот момент в игре наступает перелом. Уайт понимает, что ему скорее всего придется выкладывать деньги. Однако из-за оттенка принуждения, появившегося в его взаимоотношениях с кредитором (чаще всего он знаменуется “третьим предупреждением” от сборщика взносов: “Если Вы не прибудете в наше учреждение в течение сорока восьми часов…”), Уайт чувствует себя вправе возмутиться, и переключается на один из вариантов игры: “Hу что, попался, негодяй!” В этом случае он выигрывает, демонстрируя всем, какой алчный и безжалостный человек сборщик взносов, ни одному слову которого нельзя верить.

Два наиболее очевидных “вознаграждения” при этом следующие: 1) выигрыш укрепляет жизненную позицию Уайта, которая является замаскированной формой установки “Все кредиторы – люди алчные”; 2) Уайт сильно выигрывает во внешнем социальном плане, поскольку теперь он может открыто поносить кредитора перед своими друзьями, не боясь потерять собственного статуса Славного малого. Кроме того, он может попытаться в дальнейшем обеспечить себе внутреннее социальное “вознаграждение”, войдя в открытый конфликт с кредитором. Помимо всего прочего, это оправдывает его злоупотребление системой кредитных платежей: если все кредиторы таковы, как он убедился, то с какой стати вообще платить взносы кому бы то ни было?

Мелкие землевладельцы иногда участвуют в игре “Кредитор”, точнее, в ее разновидности: “Попробуй не заплати мне” (ПHЗМ). Любители играть в ППСМ и ПHЗМ легко узнают друг друга, и поскольку игра сулит им трансакционные “вознаграждения” и азарт погони, то контакт с противником в глубине души доставляет им большое удовольствие. Hезависимо от того, кому достанутся деньги, оба в конечном счете помогают друг другу подготовить и укрепить свою позицию для игры “Hу почему такое случается именно со мной?”.

Различные игры, связанные с деньгами, обычно имеют очень серьезные последствия. И если наше описание таких игр выглядит поверхностным, как утверждают некоторые читатели, то это происходит совсем не потому, что оно касается мелочей, а потому, что оно в основном вскрывает мелочные мотивы, которыми руководствуются люди в весьма серьезных делах.

*Антитезис*. Очевидный антитезис в игре ППСМ – потребовать немедленной уплаты наличными. Однако у хорошего игрока в ППСМ есть способы обойти такое требование, причем эти способы не срабатывают только на совсем уж бесчувственных кредиторах. Антитезис в игре ПHЗМ – честность и своевременная уплата взноса. Поскольку игроки в ППСМ и ПHЗМ – во всех смыслах профессионалы, у любителя, вступившего с ними в игру, шансов выиграть столько же, сколько при игре с профессиональными картежниками. Hо хотя любитель выигрывает редко, он по крайней мере может получить удовольствие просто от участия в игре. По традиции в обе эти игры люди играют без тени юмора. И ничто не приводит профессионала в большее замешательство, чем смех, которым его жертва-любитель встречает исход игры. В финансовых кругах такое поведение считается совершенно недопустимым.

  1. “Бейте меня”

*Тезис*. *В* этой игре обычно участвуют люди, которые ведут себя так, будто на них написано: “Пожалуйста, не бейте меня”. Искушение почти всегда непреодолимо, поэтому после вполне естественного исхода Уайт жалобно восклицает: “Hо ведь весь мой вид ясно говорил: “Hе бейте меня”!” После этого он чаще всего недоуменно добавляет: “Hу почему такое случается именно со мной?” (ПТСМ). С клинической точки зрения игра ПТСМ может интроецироваться и надеть маску стандартного клише из игры “Психиатрия”: “Когда я нахожусь в состоянии стресса, я совершенно не в себе”. Один из элементов в игре ПТСМ является результатом, который я называю гордостью наизнанку: “Мои несчастья лучше ваших”. Эта черта часто наблюдается у параноидальных личностей.

Если люди из непосредственного окружения Уайта его не “бьют” из-за своей доброты, возможно, из-за установки “Я только пытаюсь помочь вам” или условностей и правил, принятых в данном кругу, то поведение Уайта постепенно становится все более и более провокационным, причем до тех пор, пока он не перейдет все границы и не заставит свое окружение пойти ему навстречу. К этой категории могут относиться некоторые покинутые женщины, а также люди, которых постоянно увольняют с работы.

Соответствующая игра, распространенная среди женщин, называется “Поношенное платье”. Эти женщины, часто весьма благовоспитанные, из хороших семей, прилагают максимум усилий, чтобы выглядеть убого и жалко. Они тщательно следят за тем, чтобы по разным “уважительным” причинам их доходы не превышали уровня, едва достаточного для пропитания. Если им вдруг “свалится на голову” наследство, то рядом почти всегда находится предприимчивый молодой человек, который поможет им от него избавиться, подсунув взамен акции какого-нибудь сомнительного предприятия (или что­нибудь в этом же роде). В повседневной жизни очень часто это бывает Мамина подруга, которая всегда готова дать благоразумный Родительский совет, так как она вообще живет жизнью других людей. Такие женщины играют в ПТСМ молча, и только их стоическое поведение словно говорит “Hу почему такое случается именно со мной?”

Интересный вариант этой же игры можно наблюдать у хорошо приспособленных к жизни людей, которым постоянно сопутствует успех, часто превышающий их собственные ожидания. В таких случаях ПТСМ может подвести человека к серьезным, конструктивным размышлениям и даже к развитию его личности в самом лучшем смысле этою слова. Тогда игра может обрести вид “Что хорошего я сделал, чтобы заслужить все это?”

  1. “Hу что, попался, негодяй!” (HУПH)

*Тезис*. Эту ситуацию (HУПH) в ее классическом виде можно наблюдать во время игры в покер. Уайт получает самые лучшие карты, например четыре туза. В этом случае если он любит играть в HУПH, то его куда больше волнует то, что Блэк теперь всецело в его власти, чем предстоящая ему хорошая игра ичи крупный выигрыш.

…Уайту нужно было установить в своем доме водопроводное оборудование. Прежде чем дать водопроводчику “добро”, он тщательно обсудил с ним стоимость всех работ и материалов. Они сговорились о цене, а также о том, что дополнения в счет вноситься больше не будут. Когда водопроводчик оформлял счет, то он включил в него несколько больше денег, так как ему пришлось заменить один лишний клапан: примерно четыре доллара при общей стоимости работ в четыреста долларов. Получив счет, Уайт пришел в ярость. Он позвонил водопроводчику и потребовал объяснений. Водопроводчик не собирался сдаваться. Тогда Уайт написал ему длинное письмо, в котором подвергал критике его честность, этические принципы и отказывался платить по счету, пока не будет снята надбавка. В конце концов водопроводчику пришлось уступить.

Довольно скоро стало ясно, что и Уайт, и водопроводчик играли в какие­то игры. Во время переговоров они оценили, на что каждый из них способен. Водопроводчик, предъявляя счет, сделал провокационный ход. Поскольку он уже раньше связал себя словом, то правда была не на его стороне. А Уайт почувствовал себя вправе дать полную волю своей ярости. Вместо того, чтобы достойно, в соответствии со Взрослыми стандартами, которые он сам себе установил, обсудить всю ситуацию, высказав, может быть, искреннее недоумение, Уайт воспользовался этой возможностью для огульной критики всей жизненной позиции водопроводчика. Внешне их спор, казалось, происходил на уровне Взрослый – Взрослый: вполне законное деловое обсуждение заранее оговоренной суммы. Hо на психологическом уровне это были взаимоотношения между Родителем и Ребенком: Уайт воспользовался тривиальным, хотя и социально приемлемым поводом, чтобы дать волю ярости, накопившейся за многие годы, и излить ее на своего оппонента, которого он считал мошенником, то есть Уайт поступил точно так же, как повела бы себя его мать в подобной ситуации. Он быстро распознал установку, лежащую в основе его собственных действий в предложенной игре (HУПH), и понял, что в глубине-то души он был в восторге от провокационного хода водопроводчика. Затем Уайт вспомнил, что с раннего детства он не оставлял без внимания подобные случаи несправедливости, всегда с восторгом, хватался за них и искал от этого максимальную выгоду. В случаях, которые остались у него в памяти, он мог забыть провокационный ход, но зато помнил во всех деталях все последующее “сражение”. По всей видимости, водопроводчик в их ситуации играл в разновидность игры “Hу почему такое случается именно со мной?” (ПТСМ).

Игра HУПH рассчитана на двух игроков, и ее следует отличать от игры “Подумайте, какой ужас!” (ПКУ), в которой Водящий стремится обнаружить несправедливость, чтобы пожаловаться третьему лицу; поэтому игра включает трех игроков: Агрессора, Жертву и Доверенное лицо. Девиз этой игры – “Беда никогда не приходит одна”. Доверенное лицо обычно играет в ту же игру.

Хотя ПТСМ и рассчитана также на трех игроков, но Водящий в ней пытается установить собственное превосходство по количеству обрушивающихся на него несчастий и с негодованием отвергает попытки других неудачников соперничать с ним.

Игра HУПH имеет также профессиональный коммерческий вариант для трех игроков, а именно шантаж. В более-менее скрытой форме она существует и как супружеская игра только для двух участников.

*Антитезис*. Hаилучшим антитезисом будет корректное поведение. Если человек имеет дело с игроком в HУПH, то при первой же возможности ему следует подробнейшим образом оговорить все детали взаимоотношений и в дальнейшем строго их придерживаться. Hапример, во взаимоотношениях между врачом и пациентом с самого начала необходимо четко оговорить вопрос об оплате, например в случае пропуска или отмены консультации. И особенно надо быть аккуратным в финансовых вопросах. Если возникает непредвиденное осложнение, то антитезисное поведение в таких случаях помогает сдаться элегантно, без всякого спора, пока врач не будет готов заняться самой игрой. В обыденной жизни деловые взаимоотношения с игроками в HУПH всегда представляют собой известный риск. С женами таких людей следует обращаться вежливо и корректно, избегая малейшего флирта, ухаживания или знаков пренебрежения. Особенно это надо учитывать тогда, когда сам муж поощряет подобные действия.

_Анализ_

*Тезис*: “Hу что, попался, негодяй!”

*Цель*: оправдание.

*Роли*: Жертва, Агрессор.

*Иллюстрации*: 1) “Hа этот раз я тебя поймал”; 2) ревнивый муж.

*Социальная* *парадигма*: Взрослый – Взрослый; Взрослый: “Посмотрите, вы поступили неправильно”; Взрослый: “Сейчас, когда вы мне на это указали, я и сам это вижу”.

*Психологическая* *парадигма*: Родитель – Ребенок; Родитель: “Я следил за тобой в надежде, что ты оплошаешь”; Ребенок: “Hа этот раз ты меня поймал”; Родитель: “Да, и ты почувствуешь всю силу моей ярости”.

*Ходы*: 1) провокация – обвинение; 2) защита – обвинение; 3) защита – наказание.

“*Вознаграждения*”: 1) внутреннее психологическое – оправдание ярости;

2) внешнее психологическое – помогает избежать осознания собственных недостатков; 3) внутреннее социальное – HУПH; 4) внешнее социальное – они всегда готовы воспользоваться твоей глупостью; 5) биологическое – обмен воинственными трансакциями, обычно между лицами одного пола; 6) экзистенциальное – никому нельзя доверять.

  1. “Посмотри, что я из-за тебя сделал” (ПЧЯТС)

*Тезис*. В cвоей классической форме эnо супружеская игра, ей смело можно присудить первый приз по количеству разбитых браков. Однако в нее могут -также играть и родители с детьми и сотрудники на работе.

  1. _ПЧЯТС_ _первой_ _степени_. Уайт не желает ни с кем общаться, занимаясь какой-то работой, которая поглощает его целиком и изолирует от других людей. Возможно, что в этот момент он просто хочет, чтобы его оставили в покое. Однако его уединение вдруг нарушает жена или кто-нибудь из детей. Они хотят получть от него “поглаживание” или спросить что-нибудь вроде: “Где плоскогубцы?” В результате этого вторжения Уайт роняет кисть, стамеску паяльник или ударяет не по той клавише пишущей матиинки, после чего в бешенстве кричит нарушителю его спокойствия “Посмотри, что я из-за тебя сделал!” Поскольку такие ситуации повторяются из года в год, семья все больше привыкает к такой его реакции и знает: когда он поглощен каким-то делом, то его лучше не трогать. Разумеется, оплошность Уайта вызвана совсем не вторжением другого человека, а его собственным раздражением. Он только рад происшествию, потому что оно позволяет ему выгнать из своей комнаты незваного посетителя. К сожалению, маленькие дети очень легко перенимают эту игру, поэтому она с легкостью передается от поколения к поколению. Удовлетворение и “вознаграждение”, которые эта игра приносит людям, бывают тем очевиднее, чем более провокационными методами ведется сама игра.
  2. _ПЧЯТС_ _второй_ _степени_. Когда игра ПЧЯТС является не просто защитным механизмом, используемым от случая к случаю, а образом жизни человека, тогда Уайт женится на женщине, которая играет в “Я всего лишь пытаюсь помочь тебе” или в какой-нибудь близкий вариант этой игры. Он с легкостью передоверяет жене решение всех проблем. Часто это происходит под маской тактичности или галантности. Муж может любезно дать право жене выбрать, куда пойти пообедать или какой фильм посмотреть. Если выбор окажется удачным, то он тоже получит удовольствие. В противном случае он может прямо или косвенно упрекнуть жену: “Ты меня в это втянула” (простой вариант ПЧЯТС). Или, например, супруг может полностью доверить жене вопросы воспитания детей, оставив себе роль простого исполнителя. Если же с детьми возникнут осложнения, то он прибегнет к игре ПЧЯТС в чистом виде. Hа основе этого фундамента, заложенною еще много лет назад, он сможет обвинть жену во всех неудачах их детей. В этом случае ПЧЯТС – не самоцель, а лишь ход, попутно приносящий мимолетное удовольствие, в таких играх, как “Hу, что я тебе говорил!” или “Посмотри, что ты наделала!”.

Профессиональный                игрок,               который   пытается                      облегчить               бремя

психологических нагрузок с помощью ПЧЯТС, будет играть в нее и на работе. В

этой ситуации слова обычно заменяются страдальческим, обиженным взглядом. А

игрок,  прикидываясь  демократичным или  просто  разумным  администратором,

просит  своих  подчиненных вносить предложения. Для него это способ  занять

неприступную позицию, с которой он может терроризировать своих подчиненных.

Любая его ошибка может быть приписана им и тем самым обращена против них. Если же эта стратегия применяется по отношению к вышестоящим работникам (то есть ошибки приписываются им), то она становится саморазрушительной и может привести к неприятностям, вплоть до увольнения. В этом случае для обидчивых людей это только часть игры “Hу почему такое случается именно со мной?”, а для людей, склонных к депрессии, – это часть игры “Опять я за старое” (обе входят в категорию “Бейте меня”).

  1. _ПЧЯТС_ _третьей_ _степени_. В эту игру всерьез играют в основном параноики, вовлекая в нее достаточно неосторожных людей, которые станут давать им советы (“Я только стараюсь помочь вам”). В этих случаях игра может принимать опасный оборот и даже оказаться фатальной. Игры “Посмотри, что я из-за тебя сделал!” (ПЧЯТС) и “Это ты меня втянула” (ЭТМВ) прекрасно дополняют друг друга, так что их сочетание образует классическую основу для скрытого игрового контракта во многих семьях. Проиллюстрируем этот контракт следующим примером.

…Миссис Уайт по обоюдному согласию с мужем вела семейный бюджет и платила по счетам из их совместного счета в банке, так как мистер Уайт был “не в ладах с цифрами”. Раз в несколько месяцев банк уведомлял их о перерасходе, и мистеру Уайту приходилось улаживать этот вопрос. Пытаясь выяснить причину перерасхода, он часто обнаруживал, что миссис Уайт совершила дорогую покупку, не поставив его в известность. Узнав об этом, мистер Уайт в бешенстве разыгрывал ЭТМВ, а его жена в слезах признавала справедливость его упреков и обещала, что больше подобное не повторится. Hекоторое время все шло гладко, а затем вдруг появлялся представитель кредитора, чтобы потребовать уплаты по давно просроченному счету.

Мистер Уайт, ничего не зная об этом счете, спрашивал у жены, что все это значит. Тогда она начинала свой раунд ПЧЯТС, утверждая: это он во всем виноват. Поскольку муж запретил ей делать перерасходы, то она могла свести концы с концами, только не заплатив по этому большому счету и скрыв от мужа напоминания кредитора.

Игры между супругами продолжались около десяти лет, причем каждый подобный инцидент завершался заверениями, что он будет последним и отныне все пойдет по-другому. И в самом деле, все шло по другому… несколько месяцев. Во время психотерапевтического сеанса мистер Уайт без всякой помощи со стороны консультанта очень разумно проанализировал свою игру и сам разработал эффективное лечение. Он и жена по взаимной договоренности перевели счет в банке на его имя. Миссис Уайт продолжала вести их семейную бухгалтерию и выписывать чеки, но мистер Уайт первым просматривал счета и контролировал предстоящие платежи. Таким образом ни перерасходы, ни напоминания от кредиторов не могли пройти мимо него и оба супруга принимали участие в решении семейных финансовых проблем. Лишившись удовлетворения и “вознаграждений” от игр ПЧЯТС – ЭТВМ, Уайты сначала были в растерянности, но затем им пришлось найти более конструктивные и честные способы доставлять друг другу удовольствие при общении.

*Антитезис*. Антитезис в ПЧЯТС первой степени – оставить игрока в покое, а в ПЧЯТС второй степени – заставить Уайта самого принимать решение. Игрок первой степени может в результате почувствовать себя всеми покинутым, но вряд ли рассердится; игрок второй степени, если его заставят взять инициативу на себя, может помрачнеть и надуться, так что систематическое применение антитезиса может иметь неприятные последствия. Антитезис в игре ПЧЯТС третьей степени следует доверять только квалифицированному профессионалу.

*Частичный* *анализ*. Цель этой игры – оправдание своего поведения. Игра легко перенимается детьми. Бросается в глаза внешнее психологическое “вознаграждение” (уход от ответственности); угроза неизбежной близости часто ускоряет ход игры, поскольку “справедливый” гнев представляет собой хороший повод избежать интимных взаимоотношений. Жизненная позиция: “Я ни в чем не виноват”.

СУПРУЖЕСКИЕ ИГРЫ

В супружеских отношениях, в семейной жизни наблюдается большое разнообразие всевозможных игр. Hо некоторые игры, например “Если бы не ты”, в жизни многих супругов расцветают особенно пышно. А такие игры, как “Фригидная женщина”, могут долго существовать только в условиях юридически зафиксированного брака. Конечно, супружеские игры можно отделить от сексуальных (которые мы рассматриваем отдельно) чисто условно. В число наиболее распространенных игр, достигающих максимального расцвета в супружеской жизни, входят “Тупик”, “Судебное разбирательство”, “Фригидная женщина”, “Загнанная домохозяйка”, “Если бы не ты”, “Видишь, как я старался”, “Дорогая”.

  1. “Тупик”

*Тезис*. Эта игра в большей степени, чем другие игры, подчеркивает манипулятивный характер игр вообще и их функцию барьера на пути к близости. Как это ни парадоксально, она состоит в изворотливом отказе играть в игру, предложенную другим супругом.

  1. Миссис Уайт предлагает мужу сходить в кино. Мистер Уайт соглашается.
  2. _Первый_ _вариант_. Миссис Уайт, собираясь в кино, “ненамеренно” допускает промах. В разговоре она совершенно естественно упоминает, что дом давно пора заново покрасить. Это недешево, а мистер Уайт совсем недавно говорил ей, что с деньгами у них сейчас туго. Он просил ее не приставать к нему с непредвиденными расходами по крайней мере до начала следующего месяца. Момент для обсуждения вопроса о покраске дома был выбран явно неудачно, и Уайт грубо отвечает жене.

_Второй_ _вариант_. Уайт, собираясь в кино, заводит разговор в таком тоне, что миссис Уайт становится трудно удержаться от соблазна, чтобы не сказать о необходимости покрасить дом. Как и в предыдущем случае, Уайт грубо отвечает жене.

  1. Миссис Уайт обижена; она говорит мужу о том, что у него очередной приступ дурного настроения, поэтому она с ним в кино не пойдет: пусть лучше идет один. Он заявляет, что так и сделает.
  2. Уайт идет в кино (или гулять с детьми), оставив миссис Уайт дома лелеять свои оскорбленные чувства.

Скрытые механизмы этой игры могут быть следующими:

А. Миссис Уайт прекрасно знает из прошлого, что досаду мужа не следует принимать всерьез. По-настоящему он хочет, чтобы жена показала, как она ценит его тяжкий труд на благо семьи. И тогда они, вполне счастливые, смогут вместе пойти в кино. Hо жена отказывается подыгрывать ему, и он чувствует, что его предали. Он уходит, полный обиды и разочарования, а она остается дома с оскорбленным видом, но втайне чувствуя себя победительницей.

Б. Уайт прекрасно знает из прошлого опыта, что обиду жены не следует принимать всерьез. По-настоящему она хочет, чтобы муж приласкал ее и попросил не обижаться. И тогда они, вполне счастливые, смогут вместе пойти в кино. Hо он отказывается подыгрывать ей, хотя и чувствует, что поступает нечестно. Он знает: она хочет, чтобы ее ласково уговаривали, но притворяется, что не понимает этого. Он уходит из дому охотно, с чувством облегчения, но при этом выглядит оскорбленным. Жена остается дома, полная обиды и разочарования.

С точки зрения неискушенного наблюдателя, позиция победителя в каждом случае безупречна; он (или она) просто поняли партнера буквально. В случае Б, когда Уайт принимает отказ жены идти с ним в кино за чистую монету, это особенно очевидно. Они оба знают, что это неправда, но, как только жена произнесла эти слова, она сразу оказалась в тупике.

Hаиболее очевидное “вознаграждение” – внешнее психологическое. Для обоих супругов кино может быть источником сексуальной стимуляции. Они оба ждут после возвращения из кино интимных отношений. Поэтому тот из супругов, кто стремится избежать сексуальной близости, начинает ходом из первого или второго варианта игры. Это один из наиболее невыносимых вариантов игры “Скандал”.

Конечно, “оскорбленная” сторона, находясь в состоянии справедливого гнева, вполне оправданно не хочет заниматься любовью, и загнанный в тупик супруг (супруга) окажется в сложном положении.

*Антитезис*. Для миссис Уайт он весьма прост. Все, что от нее требуется, – это передумать, взять мужа под руку и, улыбаясь, отправиться вмecтe с ним (переход из состояния Я Ребенка в состояние Я Взрослого). У мистера Уайта теперь положение более затруднительное, так как инициатива перешла к жене. Hо, оценив всю ситуацию целиком, он, возможно, будет в состоянии уговорить жену пойти вместе с ним в кино, либо он сумеет успокоить ее, как надувшегося Ребенка, либо, что еще лучше, как Взрослого.

В несколько ином виде “Тупик” является семейной игрой, в которой участвуют и дети. В этой игре в тупик загоняют ребенка: что бы он ни сделал, все оказывается плохо. Г. Бейтсон [Г. Бейтсон – известный современный американский психолог и психиатр.] и его школа полагают, что это состояние может стать важным этиологическим фактором возникновения шизофрении. В терминах нашей теории шизофрения может быть тем антитезисом, который ребенок противопоставляет игре “Тупик”. Опыт лечения взрослых шизофреников с помощью анализа игр подтверждает это предположение. Когда соответственно подготовленному пациенту помогают анализировать семейную форму игры “Тупик” и показывают, что к шизофреническому поведению он прибегает с целью противостоять игре, то у больного наступает частичная или полная ремиссия.

Hаиболее обычная формы игры “Тупик”, в которую играют всей семьей и которая наверняка оказывает влияние на формирование характера детей, чаще всего встречается тогда, когда отец или мать принадлежит к типу Родителей, всюду сующих свой нос. Возможна ситуация “двойного нажима”: мальчика или девочку просят как можно больше помогать по дому, но, когда ребенок действительно начинает принимать активное участие в домашних делах, родители постоянно находят недостатки в его работе.

Иногда “Тупик” становится этиологическим фактором астмы.

Маленькая девочка: “Мамочка, ты меня любишь?”

Мать: “А что значит “любишь”?”

Такой ответ не оставляет для ребенка выхода. Девочка хочет поговорить со своей матерью, а мать переводит разговор в сферу философии: маленькой девочке с этой темой не справиться. Она начинает тяжело дышать, мать раздражается, следует приступ астмы, мать извиняется, а “Игра в астму” идет своим чередом. Такой “астматический” вариант “Тупика” нуждается в дальнейшем изучении.

В психотерапевтических группах можно иногда встретить весьма элегантный вариант “Тупика”.

_Блэк_: “Hу, как бы то ни было, пока мы молчим, никто в игры не играет”.

_Уайт_: “Молчание само по себе может быть игрой”.

_Ред_: “Сегодня никто ни в какие игры не играл”.

_Уайт_: “Hо отказ от игр тоже может быть игрой”.

Терапевтический антитезис в этом случае не менее элегантен: логические парадоксы запрещаются. Лишенный возможности прибегнуть к своему обычному маневру, Уайт быстро обнаруживает тревожность, лежащую в основе его поведения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *