Фриц Махлуп Теория валютного курса скачать

Скачать (DOC, 326KB)

скачать Фриц Махлуп Теория валютного курса  

  1. Излишняя специализация привела к тому, что методы, развитые в экономической теории, оказываются совершенно неизвестными в прикладных разделах экономики. Курсы и учебники по таким разделам, как “Деньги и банки”, “Экономические циклы”, “Международная торговля”, “Транспорт”, “Коммунальные предприятия” и др., — вот примеры подобного состояния дел. Начинающий студент экономического факультета только удивляется, зачем он тратит столько времени на такие совершенно “бесполезные” предметы, как “Теория стоимости”, которые не находят никакого применения в изучаемых им позднее специальных курсах.

Одна из целей настоящей статьи состоит как раз в том, чтобы показать, как простейший анализ, основанный на кривых спроса и предложения, может быть с успехом использован в теории обменного курса. Представленный здесь материал является сокращенным изложением основных положений теории1. В учебнике и при чтении курса изложение следовало бы насытить большим числом примеров, одеть, так сказать, абстракцию в реальное платье.

Не скроем и другую цель данной публикации — оснастить теорию обменного курса результатами, полученными в монетарной экономике. Это, с одной стороны, практика стабилизационных фондов (exchange stabilization funds) и новые, а возможно, обновленные старые экономические доктрины — с другой2. И то и другое — достижения последних лет, что заставляет почти заново переписать всю теорию обменного курса. Именно такая попытка и будет сделана в следующих разделах этой статьи.

В разделе А рассматривается принципиальная схема и некая упрощенная модель спроса и предложения на валютном рынке, а в разделе В — те факторы, которые определяют эластичность спроса и предложения в случае, когда трансакции возникают исключительно в результате обмена товарами между двумя странами с независимыми валютами. Затем, в разделе С, для тех же стран мы анализируем влияние на обменный курс движений капитала, односторонних платежей и платежей за услуги. В разделе D вводится понятие золотого стандарта как в старой, традиционной, так и в новейшей формулировках и обсуждаются причины и следствия перетекания золота между двумя странами. Наконец, раздел Е посвящен анализу ситуации, когда на валютном рынке начинают проявлять себя частный сектор (private pegging) и спекулятивные мотивы, особенно в связи с разницей процентных ставок.

 

А. Источники предложения и цели спроса

  1. Для простоты объединим рынки спота и форварда и, кроме того, будем рассматривать внутренний (национальный) валютный рынок, находящийся, скажем, в Нью-Йорке, и внешний рынок, например, в Париже как один совершенный рынок. Эти допущения могут быть тотчас сняты, если в какой-то момент понадобится продемонстрировать механизм спекуляций на споте и форварде или технику арбитража на местном и внешнем рынках. Подобное слияние всех отдельных рынков в единый валютный рынок, на котором одна валюта выступает в качестве “товара”, а другая — в виде “денег”, представляет, по-видимому, не слишком серьезное искажение реальной картины.

На таком едином рынке совсем нетрудно преобразовать спрос на доллар в Париже в предложение франков, а предложение доллара — в спрос на франки3.

Чтобы еще больше упростить задачу, будем дальше говорить всего о двух странах. Подобная абстракция тотчас превращается в реальность, как только в качестве “другой” страны мы представим “весь остальной мир”, а корзину валют этого мира — как одну иностранную валюту. И для начала проще, не разбирая содержимое этой корзины, представить себе, что имеем дело только с двумя такими “странами”.

  1. Будем действовать как профессиональные аналитики и сначала установим, что может служить возможным источником предложения иностранной валюты, а затем определим, для какой цели она нужна покупателю, т.е. откуда возникает спрос на нее. Для этого нам прежде всего следует проанализировать товарную торговлю между двумя странами.

Если товарный экспорт является единственным источником предложения иностранной валюты, а импорт — единственной целью спроса, то из рассмотрения следует полностью исключить золотой стандарт, в какой бы форме он ни проявлялся. Ведь продажа золота есть не что иное, как предложение иностранной валюты, а его покупка — спрос на нее. Поэтому движением золота следует заняться на более поздней стадии анализа.

Далее, если торговлю считать единственным источником спроса на валюту, то из рассмотрения следует исключить старые ее запасы, находящиеся на руках у частных владельцев, в банках и в официальных (государственных) органах, и новые долги иностранцев, равно как из категории источников спроса необходимо вывести иностранную валюту, предназначенную для создания новых ее запасов или погашения старых долгов. Короче, на этой стадии мы исключаем из анализа любые заимствования и кредитования в иностранной валюте, т.е. прирост или убыль ее из источников, не связанных с торговлей.

Разумеется, при этом из поля зрения выпадают все долгосрочные инвестиции, односторонние платежи, обмен нематериальными (невидимыми [Невидимыми (invisible} называются статьи платежного баланса, отражающие результаты сделок, связанных с оказанием “невидимых”, т.е. не связанных с торговлей товарами, услуг, таких, как банковские операции, страхование, судоходство, туризм. Невидимые статьи играют важную роль в текущих статьях платежного баланса страны, хотя зачастую их трудно определить количественно.]) услугами. Торговля товарами — вот единственный источник спроса и предложения иностранной валюты.

  1. Теперь очевидно, что равенство экспорта и импорта (в стоимостном выражении) является простым следствием принятых допущений. Если иностранные кредиты и заимствования, как и другие нетоварные трансакции, с самого начала исключены из рассмотрения, избыточный экспорт или импорт невозможен даже в краткосрочном периоде.

Разумеется, было бы уж слишком нереалистичным полагать, что экспортируемые и импортируемые товары пересекают границу одновременно. И практически невозможно уловить тот момент, когда спрос на импорт должен в точности превзойти спрос на экспорт, если этим моментом считать пересечение границы товаром, т.е. его прохождение через таможню.

Эту маленькую трудность легко обойти, если отсчитывать время сделки от того момента, когда отдается и, будем полагать, тут же исполнителем получается приказ на экспорт и, опять-таки по предположению, одновременно с получением приказа импортер покупает, а экспортер продает иностранную валюту. Такое допущение соответствует, в частности, практике оптовой торговли: импортер обеспечивает покрытие валютных требований согласно полученному им приказу, а экспортер продает на форвардном рынке как раз то количество валюты импортера, которое соответствует ожидаемому получению этой валюты от импортера, и тем самым сделка завершается.

Если каждый импортер покупает иностранную валюту в тот момент, когда он получает приказ, и если он при этом не имеет иной возможности купить валюту (непосредственно или каким-то обходным путем) ни у кого другого, кроме как у какого-то экспортера, это и означает, что импорт не может быть ни больше, ни меньше хотя бы на малую толику экспорта в указанном выше смысле даже на самое короткое время.

Однако объемы импорта и экспорта будут зависеть от того обменного курса, который обеспечивает равенство спроса и предложения валют.

  1. Рост цены иностранной валюты4 делает импортные товары более дорогими в единицах национальной валюты (далее это — доллар), а экспортируемые — более дешевыми в единицах иностранной валюты. Падение же цены иностранной валюты делает импортируемые товары более дешевыми в единицах национальной, а экспортируемые — более дорогими в единицах иностранной валюты. Этим объясняется, почему кривая спроса импортеров на иностранную валюту, как правило (если отвлечься от спекулятивных операций), имеет наклон вниз слева направо, а кривая предложения иностранной валюты экспортерами — слева направо вверх. Исключения из этого правила будут рассмотрены в свое время.

Каждая кривая спроса и каждая кривая предложения должны быть привязаны к определенному периоду, в течение которого может происходить перестройка этих кривых, т.е. на них следует смотреть как на отражение рыночной ситуации от одного момента равновесия до другого, исключая периоды релаксации. Если же этого условия не придерживаться, т.е. не исключать из рассмотрения время релаксации рынка, тогда следует говорить о “мгновенных” кривых спроса и предложения.

Кроме того, полезно различать еще три типа кривых. Очень короткий период подразумевает возможность изменений обменного курса в импортно-экспортных приказах на временных отрезках, когда цены в обеих странах постоянны. Это слишком малые времена, не представляющие какого-либо интереса для теоретического анализа, поскольку они не могут оказать влияния на объемы товаров, участвующих в торговых сделках.

Короткий период предполагает, в частности, возможность изменения количества предлагаемой экспортерами валюты в связи с повышением ее цены после адаптации экспортного производства к новым продажным ценам при расширении бизнеса.

Иными словами, в краткосрочном периоде кривые спроса и предложения на иностранную валюту должны подчиняться не закону “заданных товарных цен” в обеих странах, а закону “спроса и предложения” на товарных рынках этих стран. Это обычные условия для краткосрочных кривых спроса и предложения, когда заданы запросы потребителя и фиксирована технология производства.

Долгосрочные кривые спроса и предложения на валютном рынке привязываются к долгосрочным условиям на товарных рынках двух стран. Так, основным показателем, который будет определять предложение продукта в долгосрочном периоде, является, очевидно, производственный потенциал. Увеличение экспорта, если это станет необходимым, потребует от экспортера перестройки производства, после чего предложение товара может определяться либо увеличением его объема, либо снижением его цены. А это означает, что долгосрочные кривые спроса и предложения на валютном рынке более эластичны, чем краткосрочные.

Вначале займемся анализом краткосрочных кривых.

  1. Тот факт, что предложение в краткосрочном периоде допускает возможность некоторой временной задержки, связанной с реакцией на возникшее изменение цен, вовсе не означает отказа от гипотезы о сбалансированности импорта и экспорта на каждом временном интервале. Обратимся к рис. 1, где кривые DD’ и SS’ отображают спрос и предложение на валютном рынке в краткосрочном периоде. Экспорт равен импорту при обменном курсе OQ. Пусть внезапное изменение вкусов и предпочтений приводит к возрастанию спроса на иностранную валюту в связи с возросшим спросом на импорт. При курсе OQ спрос на валюту будет соответствовать отрезку ON, т.е. такому количеству валюты, которое очевидно не может быть найдено на рынке. Поэтому цена на валюту возрастет, в краткосрочном периоде временные лаги для реакции предложения не допускаются, цена должна возрасти до величины ОТ. При этой цене количество проданной валюты (ОМ) останется прежним, что кажется естественным, поскольку “мгновенная кривая предложения” была нами принята как абсолютно неэластичная.

Следует твердо помнить, что экспорт равен импорту как в иностранной валюте (ОМ = ОМ), так и в долларах [OMRT = =OMRT). Объем экспорта и импорта возрос в долларах (OMRT>OMPQ), но остался тем же в иностранной валюте (ОМ=ОМ).

 

Рис. 1. Рост спроса при абсолютно неэластичном предложении

 

Рассмотренная ситуация поясняет смысл нулевой эластичности, которая должна быть приписана “мгновенной” кривой предложения и соответствует так называемой шоковой теории проф. Тауссига для обменных курсов при сдвиге равновесия. Однако реальности больше соответствует такая ситуация, когда предложение начинает реагировать на шок с некоторой временной задержкой (лагом). Это совсем не означает, что операционное время, фиксируемое обычными часами, “жестко смещается” (перевод стрелок). Просто разным группам экспортеров необходимо разное время для того, чтобы решиться на сделку, поскольку при возросших ценах появляется возможность сделать большие деньги путем арбитража на международных товарных рынках. Таким образом, все больше и больше краткосрочных эластичностей предложения будет с течением времени вступать в игру. Но наша теория не приспособлена для изучения мгновенного поведения рынка, и поэтому мы обязаны пренебречь быстрыми осцилляци-ями, возникающими вследствие мгновенной неэластичности, и заняться эластичностью в краткосрочном периоде.

 

В. Эластичность на товарных рынках

  1. Изучение эластичностей предложения и спроса представляет основу теории обменных курсов. И поскольку при сделанных допущениях товарный импорт существенно отстает от спроса на иностранную валюту, а товарный экспорт точно так же отстает от предложения иностранной валюты, нам следует обратиться к условиям внутреннего спроса и внешнего предложения, как они видятся нашим импортерам, и к условиям внешнего спроса и внутреннего предложения, как они видятся экспортерам.

Начнем с предложения иностранной валюты, т.е. с нашего экспорта товаров. Чем определяется рост (падение) экспорта, когда он вызван некоторым ростом (падением) цены иностранной валюты?

Современная точка зрения на этот предмет подчеркивает роль экономических регуляторов, и в этом плане на первое место следует поставить ограничение импорта. Если иностранные государства введут квоты на все возможные статьи импорта и если эти квоты будут полностью выбраны, тогда, очевидно, любой рост цены иностранной валюты не сможет привести к увеличению нашего экспорта, а следовательно, и к росту спроса на иностранную валюту. Эластичность иностранного спроса на наш экспорт, или, иначе, эластичность предложения иностранной валюты, после достижения определенного уровня станет равной нулю (или даже отрицательной). Ниже этого уровня предложение валюты не будет абсолютно неэластичным, поскольку наши экспортеры могут держаться несколько ниже предельной отметки по квотам. Ниже этой черты останется еще достаточное число статей, по которым квоты на импорт иностранных государств не будут исчерпаны, что позволит нашим экспортерам свободно плавать в этом открытом пространстве, повышая или понижая цены в зависимости от того, растет или падает цена на иностранную валюту.

Роль тарифов неоднозначна. Если определенное количество товаров может быть продано при установленной величине тарифов и данном обменном курсе, то, для того чтобы продать товаров больше, цены на иностранную валюту должны повыситься и, следовательно, это сделает такие товары дешевле для иностранного покупателя. Если в цене закупаемых нерезидентами товаров, оплачиваемых в их собственной валюте, значительную долю составляют специальные импортные пошлины, то рост (или падение) цены их валюты приведет к очень малому в процентном отношении снижению (или повышению) цены импортных товаров. В таком случае иностранный спрос на наш экспорт становится малочувствительным к изменениям обменного курса. Роль тарифов аналогична той, которую играют расходы на транспортировку и распределение товаров за рубежом: чем выше эти расходы, тем менее чувствителен спрос к колебаниям обменного курса.

  1. Итак, иностранные ограничения на импорт, как видим, влияют на эластичность спроса за рубежом на наш экспорт. Не вдаваясь в детальное обсуждение, можно утверждать, что эластичность предложения иностранной валюты будет тем выше, чем выше эластичность спроса за рубежом на те товары, которые мы экспортируем.

Но это не все. Те же или подобные товары могут производиться и за рубежом. Цена на наш экспорт для иностранного покупателя снижается (или растет) вместе с долларовой ценой на иностранную валюту. Поэтому рост (или снижение) нашего экспорта будет отчасти зависеть от снижения (или роста) зарубежного производства экспортируемых нами товаров. Если собственное предложение за рубежом товаров, конкурирующих с нашим экспортом, очень эластично, т.е. если их выпуск падает (растет) сильнее, чем снижают (увеличивают) свое предложение наши экспортеры, то последние должны резче снижать (увеличивать) цены в иностранной валюте. Это положение можно сформулировать так: эластичность предложения иностранной валюты будет тем выше, чем выше эластичность предложения товаров, производимых за рубежом и конкурирующих с нашим экспортом на иностранных рынках.

Вот этот второй фактор оказывается более важным. Именно он может сыграть решающую роль в переходе эластичности предложения иностранной валюты к положительным значениям, т.е. к положительному наклону кривой, которая в этом случае будет идти слева направо вверх. Происходит это, когда иностранный спрос на некоторые статьи нашего экспорта обладает эластичностью, меньшей единицы. В этом случае объем требуемого товара, т.е. спрос на него, должен возрастать при падении его цены, однако в процентном отношении рост объема меньше, чем падение цены. Количество иностранной валюты, уплачиваемой за то же количество товара, уменьшается, эластичность предложения иностранной валюты становится отрицательной, и кривая ее предложения идет вниз слева направо. Но более низкая цена (в иностранной валюте) одновременно уменьшает предложение от наших иностранных конкурентов и соответственно открывает возможность нашему бизнесу извлечь из этого выгоду: путем увеличения объема экспорта получить больше иностранной валюты. Проще говоря, даже в том случае, когда эластичность спроса на зарубежном рынке по статьям нашего экспорта меньше единицы, эластичность спроса на наш экспорт может тем не менее быть больше единицы за счет того, что предложение иностранных конкурентов-производителей является достаточно эластичным.

Необходимо добавить, что наиболее вероятной является ситуация, когда эластичность зарубежного спроса на наш экспорт (здесь слово “наш” следует взять в кавычки, поскольку оно подразумевает любую страну) будет все-таки больше единицы. Оснований для подобной уверенности больше в тех случаях, (а) когда экспортерпроизводитель испытывает сильную конкуренцию со стороны иностранных партнеров (напомним, что эти партнеры в нашей модели представляют весь остальной мир, поэтому мощная конкуренция обеспечена почти наверняка) и/или (б) когда товары, ранее не являвшиеся предметом экспорта, становятся таковыми в результате повышения цены иностранной валюты. Это, естественно, предполагает высокую эластичность в определенном интервале цен, поскольку для вступающих в игру статей экспорта продажи возрастают с нуля до некоторой положительной величины. Подобные статьи, очевидно, существуют всегда, и, конечно, было бы ошибкой, оценивая эластичность спроса на наш экспорт, ограничиваться учетом только тех статей, которые актуализированы сегодня, и пренебрегать потенциалом других.

  1. Чтобы больше экспортировать, производитель должен быть способен увеличивать количество предлагаемых иностранному покупателю товаров. Это зависит отчасти от способности экспортной индустрии расширять свой выпуск, а отчасти от желания отечественных покупателей товаров, которые входят в статьи экспорта, продолжать пользоваться ими после повышения цен на них. Крайне трудно оценить, может ли совместный эффект эластичности внутреннего предложения и эластичности внутреннего спроса на экспортообразующие товары5 превзойти эффект предложения иностранной валюты, получаемой от экспорта. Для этого необходимо ввести ряд новых допущений. Ведь результат зависит от эластичности иностранного спроса на наш экспорт, иначе говоря, от совместного действия тех двух эффектов, о которых говорилось в п. 8. Если эта эластичность численно больше единицы, справедливы еще два положения — третье и четвертое. Третье положение гласит, что эластичность предложения иностранной валюты тем выше, чем выше эластичность предложения товаров экспортообразующих статей, а четвертое — что эластичность предложения иностранной валюты тем выше, чем выше эластичность внутреннего спроса на товары, избыток производства которых может экспортироваться. Если же эластичность иностранного спроса на наш экспорт численно меньше единицы, справедливы обратные утверждения, а именно: эластичность предложения иностранной валюты тем выше, чем ниже эластичности внутреннего спроса и предложения на товары экспорта. Если бы предложение экспорта имело бесконечную эластичность, иностранный спрос на такой экспорт с эластичностью меньше единицы означал бы, что эластичность предложения иностранной валюты от такого экспорта стала бы отрицательной. В этом случае более низкая эластичность экспортного предложения могла бы привести к тому, что эластичность предложения валюты от такого экспорта стала бы положительной, несмотря на неэластичность иностранного спроса на него6.
  2. Как установлено выше, маловероятно, чтобы эластичность иностранного спроса на наш экспорт была меньше единицы (за исключением случая торговых ограничений определенного типа), а следовательно, также маловероятно, чтобы предложение иностранной валюты имело отрицательную эластичность в некотором практически важном диапазоне. (Под “практически важным” я понимаю диапазон условий, который реализуется в действительности.)

Тем не менее интересно посмотреть, к каким последствиям приводит такого рода отрицательная эластичность предложения иностранной валюты. Сравним эффекты, возникающие при увеличении спроса на импорт при положительном наклоне кривой предложения валюты, с тем, что происходит при ее отрицательном наклоне. Складывающуюся при этом ситуацию иллюстрирует рис. 2, на котором кривая предложения SS’, начиная с некоторой точки Р, поворачивает назад7.

Анализ рис. 2 показывает, что до того момента, как спрос на наш импорт начнет расти, обменный курс равен отрезку OQ; при этом экспорт и импорт по стоимости равны величине отрезка ОМ в иностранной валюте и площади прямоугольника OMPQ в долларах. Если кривая предложения является “нормальной”, т.е. направлена положительно (SS’), рост спроса (от DD’ до DIDI‘) приводит к росту цены иностранной валюты до величины ОТ и одновременно к возрастанию стоимости экспорта и импорта как в иностранной валюте (от ОМ до ON), так и в долларах (от OMPQ до ONRT). Но когда кривая предложения становится “ненормальной”, т.е. имеет отрицательный наклон, цена иностранной валюты возрастает до OV и тогда стоимость как экспорта, так и импорта падает в иностранной валюте (от ОМ до OL) и возрастает в долларах (от OMPQ до OLUV).

Рис. 2. Рост спроса при положительной и отрицательной эластичности предложения

 

Разумеется, измеряемые в одной валюте (в иностранной или в долларах) стоимости экспорта и импорта равны между собой. Но когда одновременно возрастают долларовые стоимости экспорта и импорта, их стоимости в иностранной валюте падают. Это происходит в том случае, если предложение иностранной валюты имеет отрицательную эластичность.

  1. В пп. 7 и 10 мы рассматривали предложение иностранной валюты, источником которого являлся товарный экспорт. Теперь же обратимся к спросу на иностранную валюту, источником которого служит наш импорт. Многие положения, установленные нами при анализе эластичности спроса на наш экспорт, будут иметь аналоги для эластичности спроса и в случае импорта.

Роль квот очевидна. При квотировании всех возможных статей импорта и при исчерпании квот спрос на импорт, а вместе с ним и спрос на иностранную валюту становятся абсолютно неэластичными ниже определенной цены на иностранную валюту. Выше этой цены эластичность спроса может стать ненулевой.

Роль тарифов в этом случае несколько иная. Чем большую долю составляют таможенные пошлины в продажной цене импортируемых в нашу страну товаров, тем менее чувствительным будет спрос к изменениям цены иностранной валюты. Таким образом, чем выше тарифы, тем на меньшую величину упадет спрос на иностранную валюту при возрастании ее цены, и наоборот.

Можно сформулировать четыре фундаментальных принципа, которые управляют эластичностями спроса и предложения на иностранную валюту, необходимую для покрытия импорта:

1) эластичность спроса на иностранную валюту тем выше, чем выше эластичность внутреннего спроса на импортные товары;

2) эластичность спроса на иностранную валюту тем выше, чем выше эластичность предложения отечественных товаров, конкурирующих на внутреннем рынке с импортными товарами. Например, когда цена на иностранную валюту падает (возможно, в связи с ростом ее предложения, вызванным увеличением иностранного спроса на наши товары), иностранные товары дешевеют в долларах. Если конкурирующие с иностранными поставщиками по этим статьям импорта наши производители снизят свое производство в большей степени, чем упадут цены, т.е. если эластичность их предложения очень высока, то импорт может увеличиться даже тогда, когда внутренний спрос на рассматриваемые товары является полностью или в значительной мере неэластичным. Точно так же даже при неэластичном спросе на рассматриваемые статьи импорт может резко упасть, когда повысится цена иностранной валюты, если при этом национальные производители-конкуренты готовы увеличить свой выпуск, как только повысятся внутренние цены;

3) эластичность спроса на иностранную валюту тем выше, чем выше эластичность предложения со стороны иностранных производителей по статьям нашего импорта. Например, когда снижение цены иностранной валюты приведет к снижению долларовых цен на иностранные товары, импорт не сможет увеличиться, даже несмотря на эластичность нашего спроса на него, если при этом предложение иностранных товаров будет абсолютно неэластичным. При этом цены продаж на иностранные товары, выраженные в их собственной валюте, вырастут настолько, что компенсируют то снижение цен на нашем внутреннем рынке, которое должно было бы произойти в результате падения цены иностранной валюты. Правило (3) может быть сформулировано и в таком виде:

4) эластичность спроса на иностранную валюту тем выше, чем выше эластичность спроса за рубежом на их собственные товары. Например, если иностранный производитель не способен расширить свой выпуск при увеличении спроса с нашей стороны и потому цены на товары в его собственной валюте растут, это может заставить иностранных потребителей, покупавших ранее данные товары, отказаться от них, отдавая тем самым определенную квоту в наше распоряжение. Таким образом, наш импорт может вырасти, даже если иностранные производители не увеличивают выпуск интересующих нас товаров. Но если выпуск фиксирован, это приведет к снижению потребления данных товаров за рубежом.

Точно так же при росте цены на иностранную валюту и неэластичном предложении иностранных производителей по статьям нашего импорта его объем будет резко сокращаться, если потребление продукции по этим статьям за рубежом начнет быстро увеличиваться в связи с падением цен на нее в их валюте.

  1. Читатель, склонный к симметрии, возможно, ожидает, что далее мы начнем анализировать те возможности, которые открывает отрицательная величина эластичности спроса, т.е. случай, когда кривая спроса поворачивает в обратную сторону. Ничем подобным мы заниматься не будем, поскольку нас не интересует никчемное по сути теоретизирование на тему импорта, главной статьей которого являются предметы роскоши или дорогостоящие престижные безделицы. Однако недостаток симметрии только кажущийся. Подобное впечатление возникает вследствие тех пропорций, которые проявились в нашем анализе кривых. В случае экспорта товаров и предложения иностранной валюты было установлено следующее: если иностранный спрос на наш экспорт обладает эластичностью, меньшей единицы, то количество иностранной валюты, уплачиваемой за наш экспорт, будет падать, когда физический объем экспорта растет, из-за более высокой цены иностранной валюты. В случае же импорта и спроса на иностранную валюту эластичность отечественного спроса на импорт меньше единицы означает, что количество национальной валюты, истраченной на импорт, будет падать, когда физический объем импорта возрастает благодаря более низкой цене иностранной валюты. На приведенных графиках абсцисса (горизонтальный отрезок) отображает количество иностранной валюты. Для определения же количества внутренней валюты, изображаемого площадью прямоугольника, необходимо перемножить абсциссу и ординату (вертикальный отрезок), характеризующую цену иностранной валюты в долларах. Следовательно, уменьшение количества предлагаемой иностранной валюты, когда ее цена возрастает, можно изобразить с помощью направленной назад влево кривой предложения, тогда как уменьшение объема национальной валюты нельзя представить никаким “обратным” поворотом кривой спроса: такому уменьшению просто должен соответствовать более пологий, чем у равнобочной гиперболы, наклон кривой, проходящей через ту же точку.

Возвращаясь же к вопросу, должна ли быть меньше единицы эластичность спроса на иностранную валюту, необходимую для импорта, следует вспомнить, что говорилось по аналогичному поводу в п. 8, обратив особое внимание на один момент, касающийся конкуренции. Эластичность спроса, с точки зрения обычного продавца или страны-продавца, — это проблема числа продавцов, конкурирующих на данном сегменте рынка с целью завоевания на нем большей доли. Если другая страна больше нашей или если эта “страна” представляет весь остальной мир, то с очень большой вероятностью можно утверждать, что доля нашего экспорта на внешнем рынке будет малой, а следовательно, эластичность иностранного спроса на наш экспорт будет очень высокой.

Однако подобный подход неприменим при анализе проблемы эластичности спроса, с точки зрения отдельного покупателя или страны-покупателя. Будет ли внутренний спрос на статьи импорта эластичным или неэластичным, уже не зависит от числа продавцов, поскольку теперь мы уже имеем дело с общим спросом на данном сегменте рынка и эластичность этого спроса зависит от вкусов, привычек, дохода, распределения дохода и т.п. Поэтому, даже если страна-импортер меньше своего торгового партнера и даже если этот “партнер” представляет весь остальной мир, у нас нет оснований ожидать, что спрос на наш импорт будет высокоэластичным8.

 

С. Движение капитала, односторонние трансферты и плата за услуги

  1. До сих пор мы рассматривали торговлю товарами как единственный источник спроса и предложения иностранной валюты. Импорт товаров являлся основным источником спроса, а экспорт товаров — основным источником предложения. Теперь нам предстоит включить в рассмотрение односторонние платежи и долгосрочные перемещения капитала. Однако пока оставим в стороне услуги (invisible services), движение золота и краткосрочные движения капитала.

Представим себе, что наша страна совершила серию больших платежей другой стране, и это породило спрос на иностранную валюту, который не связан с нашими потребностями в импорте. Причиной таких платежей могут быть инвестиции за рубежом, расчеты по старым долгам, военные репарации и что-то еще в том же роде. Чтобы получить величину совокупного спроса на иностранную валюту, мы должны суммировать все платежи указанного типа со спросом на валюту со стороны товарных импортеров. (Далее мы еще обсудим вопрос, почему спрос на импорт совсем не то же самое, что спрос на внешнеторговые товары.)

Цель платежей, разумеется, заключается в том, что они должны оказывать влияние на эластичность спроса на иностранную валюту. Если это платежи по заключенным ранее контрактам или по требованиям, выраженным в нашей собственной валюте, то они предполагают использование фиксированного количества нашей валюты для покупки на нее иностранной валюты. Тогда спрос на иностранную валюту для указанных целей будет иметь единичную эластичность, т.е. кривая спроса представляет собой равнобокую гиперболу. Если же речь идет о не подлежащих отсрочке платежах по контрактам или требованиям (обязательствам), заключенным в иностранной валюте (поэтому необходимо купить вполне определенное количество этой валюты), тогда спрос на нее, обеспечивающий покрытие указанных платежей, будет иметь нулевую эластичность, т.е. кривая спроса представляет собой вертикальную прямую, по крайней мере до того момента (точки на графике), пока рост цены на иностранную валюту не превысит доверия к должнику или его платежеспособность в собственной валюте.

В случае инвестиций в другой стране объем платежей оказывается не фиксированным ни в одной валюте. Независимо от сдвигов в ожиданиях, обусловленных изменениями обменного курса, можно почти определенно утверждать, что эластичность спроса на иностранную валюту при ее использовании для долгосрочных инвестиций за рубежом определенно больше нуля (положительна), а возможно, даже и больше единицы.

  1. Предположим на минуту, что появление спроса на иностранную валюту, вызванное инвестициями за рубежом (“экспорт капитала”), никак не влияет на спрос на валюту со стороны товарных импортеров и на ее предложение со стороны товарных экспортеров. Как это скажется на обменном курсе, импорте и экспорте?

Эту ситуацию поясняет рис. 3, на котором вертикальный отрезок МР (или OQ) — это обменный курс, соответствующий точке Р пересечения кривой спроса DIDI‘ и кривой предложения SESE‘ валюты, необходимой исключительно для импорта и экспорта товаров. В этом случае величина (стоимость) импорта равна величине экспорта как в иностранной валюте (ОМ = ОМ), так и в отечественной (OMPQ = OMPQ). Если теперь учесть спрос на иностранную валюту для иностранных инвестиций (“экспорта капитала”), то кривая совокупного спроса на валюту сдвинется вверх-вправо и займет положение DI+CD’I+C и обменный курс уже не будет равен OQ, а увеличится до ОТ (или MV) так, чтобы спрос уравнял предложение (TR или ON).

При возросшем обменном курсе инвесторы-экспортеры капитала будут покупать меньше иностранной валюты, чем при том более низком курсе, каким он был вначале (UR < PJ). То же ожидает товарных импортеров (TU < QP), тогда как экспортеры товаров продадут иностранной валюты больше (TR > QP) и по более высокой цене (OT> OQ). А кто же обеспечивает экспортерам капитала получение иностранной валюты в размере UR или LN? Эту валюту им предоставляют как экспортеры товаров (в размере VR), увеличивая свои поставки за рубеж, так и импортеры товаров (в размере UV), сокращая свои поставки в страну.

Рис. 3. Зависимость товарных импорта и экспорта от экспорта капитала

 

Итак, если измерять стоимости в иностранной валюте, то экспорт капитала ведет к снижению импорта и росту спроса:

Экспорт капитала = Снижение товарного импорта + Возрастание товарного экспорта,
т.е. LN = LM + MN.

Иной результат ожидает нас, если будем измерять те же стоимости в отечественной валюте. В самом деле, когда эластичность спроса на импорт меньше единицы, внутренняя стоимость импорта должна увеличиваться, а не уменьшаться, если цена иностранной валюты растет. Поэтому на рис. 3 импорт, измеренный в долларах, больше при более высокой цене иностранной валюты (OLUT > OMPQ). Таким образом, мы столкнулись с тем, что в результате экспорта капитала стоимость товарного импорта в долларах может возрасти, а в иностранной валюте — снизиться. Поэтому статистики, пытающиеся “проверить”, действительно ли импорт уменьшается в результате роста экспорта капитала, должны остерегаться указанной ловушки.

Однако это нисколько не препятствует образованию экспортного профицита в национальной валюте. Стоимость экспорта будет расти быстрее стоимости импорта, если ее измерять в национальной валюте (долларах), так что экспортный профицит при изменении торгового баланса возникает независимо от того, в какой валюте его измерять — в национальной или иностранной:

Товарный экспорт = Товарный импорт = Экспорт капитала,
т.е. ON = OL + LN
или ONRT = OLUT + LNRU

В полученном результате нет ничего удивительного, поскольку он является прямым следствием сделанных допущений. Если в межгосударственные (международные) трансакции не включены платежи или получения за (невидимые) услуги и из рассмотрения исключены движения золота и краткосрочные трансферты, то торговый баланс однозначно определяется балансом движения капиталов. Так называемый положительный (активный) торговый баланс {“favorable” trade balance) образуется за счет экспорта капитала (сальдо торгового баланса равно чистому экспорту капитала), а так называемый отрицательный (пассивный) торговый баланс (“adverse” trade balance) должен быть равен чистому импорту капитала.

  1. Теперь в анализ рассматриваемых нами международных платежей не составляет особых трудностей ввести “невидимые” статьи экспорта и импорта, иначе говоря, “текущие статьи”, отличные от торговли товарами. Спрос и предложение иностранной валюты являются результатом либо получаемых нами выплат за наши услуги иностранным резидентам, либо наших выплат этим резидентам за их услуги нам. Графически эти спрос и предложение будут выглядеть так же, как только что рассмотренный спрос на иностранную валюту, порожденный экспортом капитала.

Легко представить себе кривую спроса на иностранную валюту в случае, когда мы путешествуем за границей. Кривая совокупного спроса на иностранную валюту по двум статьям — видимый импорт (товары) и невидимый импорт (расходы туристов за границей) — должна выглядеть точно так же, как кривая совокупного спроса на рис. 3. Аналогичными будут, разумеется, и результаты анализа. Если бы, например, заграничное путешествие включало только статьи услуг, профицит экспорта в торговом балансе был бы равен чистому “дефициту” в балансе туристских раходов; и, наоборот, профицит импорта в торговом балансе был бы равен чистой “прибыли” в балансе туристских расходов. И опять увеличение спроса на заграничные путешествия должно приводить к росту товарного экспорта и снижению товарного импорта, если они выражены в иностранной валюте. В нашей валюте товарный экспорт при этом также увеличится, тогда как товарный импорт может как вырасти, так и уменьшиться9.

Страницы: 1 2 3 4

Добавить комментарий