З.В. Савкова ИСКУССТВО ОРАТОРА скачать

Чтобы монологическая речь оратора была диалогом со слу­шателями, собеседницей, следует воспитывать, тренировать и элементы внутренней техники речевого взаимодействия: мышеч­ную свободу, внимание, волю, воображение, оценки, отношение, юмор, гражданский темперамент, диалектическое мышление, навыки общения и т. д.

177

 

Такой навык, как мышечная свобода (кстати, игнорируемая современными деятелями театра и эстрады), обязателен для оратора. Подчеркнем его значимость беседой с ученым-физио­логом.

—  Что мог бы сказать физиолог, взглянув на скульптуру Родена «Мыслитель»? Почему он сидит, нахмурясь, в такой напряженной позе? Чтобы легче было думать?

—  Физиолог сказал бы: от напряжения мышц думающему человеку не становится легче. Напротив, он тем самым затруд­няет себе процесс мышления. Конечно, в искусстве — особенно в скульптуре – очень трудно показать невидимую и неслышную работу мысли. И с художественной точки зрения поза, выбран­ная Роденом, действительно хороша. Мы видим, какой тяжелой работой занят человек, когда он решает что-то важное. Но с точки зрения науки, роденовскому «Мыслителю» нужно было расслабленно, слегка прикрыв глаза, расположиться в удобном кресле. Тогда бы думалось намного легче. Весь поток информа­ции посылают в мозг прежде всего мышцы, которые составляют 40 процентов всего тела. Нет смысла включать их в работу, если цель — не поднять тяжесть, а всего-навсего — хорошенько подумать1.

Очень важно иметь хорошо натренированное воображе­ние. Воображение оратора создает то, что может произойти. Поэтому активность воображения имеет в деятельности оратора большое значение. Оно — воображение — вызывает действия, желания возбуждать у слушателей нужные мысли и чувства.

Мы видим эти воображаемые картины внутренним зрением. Так же мы слышим воображаемые звуки внутренним слухом. Для умения удерживать в памяти эти картины внутреннего видения необходимо натренированное в и и м а н и е. Творчество требует очень стойкого внимания. Причем внимания не холод­ного, рассудочного, а теплого, согретого сердцем, чувственного.

Оратор должен быть внимательным не только тогда, когда он выступает, но и в самой жизни. На окружающую пас действи­тельность надо смотреть с проникновением в глубь того, что видишь, за чем наблюдаешь. И выбирать наиболее важное, инте­ресное, типичное. Это позволит насыщать выступление яркими, красочными примерами, картинами, а стало быть, сделает его живым, запоминающимся.

1 См.: Беседа Е. Манучарова и В. Невельского с директором института им. И. П. Павлова, членом-корреспондентом АН СССР А. Говыриным //

Каждой фразой, каждым словом оратор должен побуждать слушателей — то попять определенную мысль, то увидеть мыс­ленно рисуемую им картину, то обратиться к воспоминаниям и так далее. И тут надо сказать: если оратор не видит за словами реальных или воображаемых картин жизни, то их не увидит и слушатель, как бы красиво не говорил оратор. Значит, процесс речи может быть речевым действием только тогда, когда проис­ходит «заражение» другого или других своими видениями; пере­дача другому или другим того, «что видишь и мыслишь сам»1.

Однако не все видения могут вызывать эмоциональную реак­цию у самого оратора, а значит, и у слушателей. Надо чтобы отобранные в период подготовки или возникшие в процессе общения видения имели бы «личную значимость». Что это зна­чит? Установлено, что воспоминания о событиях, которые имели место в личном опыте человека, вызывают у пего сильную реак­цию, но не надо ограничиваться только лично пережитыми со­бытиями, картинами. Надо пользоваться и тем, что вам расска­зали, о чем вы прочли, что вы увидели… и что вас взволновало и родило подлинное чувство: радости, негодования, досады, гнева, счастья… Видения возникают обязательно в пространстве и движении: вы восстанавливаете картину, подробно видя, кто, где стоял, что и как делал, как делал или как говорил, как его воспринимали.

Это говорит о том, что мы воспринимаем все явления действи­тельности не статичными, а в движении, в динамике, в процессе.

Но видение — это не только зрительное восприятие предмета. Это восприятие предмета всеми органами чувств: зрением, слу­хом, обонянием, осязанием и т. д. Например, мы говорим: «ли­мон», и у нас возникает не только зрительное восприятие лимо­на, но и ощущается его вкус и аромат. Ощущения, получаемые от того или иного объекта, могут быть не одинаковыми: яснее и резче выступает то ощущение, которое в данный момент дейст­вует сильнее остальных. Так, например, вы смотрите вдаль и видите сирень. Обоняние в этом случае уступает зрению. Но вот вы сорвали ветку и нюхаете ее: обоняние взяло верх над зрением. Или они слились в одно комплексное ощущение цветка.

Значит, передавая картины жизни, события, оратор видит их во всем комплексе ощущений. И какое-то из ощущений будет сильнее других: зрительное, или слуховое, или осязательное…

Конечно, оратор отбирает такие видения, которые бы могли воздействовать на слушателей. Не рядовые, не бытовые, а скорее

Известия. 1984. 18 февр.

К. С. Станиславский. Т. 3. С. 450.

179

необычные, не похожие на все другие, которые нам пришлось видеть. Они, эти картины, слишком красивы или слишком без­образны, слишком высоки или слишком низки, горячи или хо­лодны… Они выше обычного уровня, обычной нормы. Умейте отбирать такие факты, рисовать такие картины, которые не мог­ли бы оставить равнодушными аудиторию. Видения в своей превосходной степени, как сгусток всего наиболее яркого и ха­рактерного, побуждают оратора к активности. И речь его стано­вится эмоциональной, воздействующей на слушателей.

Надо знать еще одну закономерность: со временем одни и те же факты, картины перестают возбуждать творческую психо­технику оратора: они становятся привычными, а стало быть, обычными.

В этом случае рекомендуется отыскивать новые факты, кар­тины. Новый, пусть даже слабый раздражитель, действует на человека сильнее, чем старый, который когда-то был сильным. Это не значит, что следует все заменять. Речь идет только о том, чтобы внести что-то новое, неожиданное, интересное.

В высшей степени важная закономерность речевого взаимо­действия: утверждать свое определенное отношение к содер­жанию выступления, заражать им слушателей. В ораторском искусстве нет места равнодушию, безразличию. Или положи­тельное, или отрицательное, но никогда — безразличное отноше­ние к передаваемому в речи!

Отношение оратора к излагаемому материалу является вы­ражением его мировоззрения и жизненной позиции. Отношение к материалу является истоком, из которого рождается чувство. Отношение оратора к своей речи характеризует его образ как гражданина. Отношение, рождая чувства, ведет к активности речевого действия.

Мы говорили, что оратор общается с аудиторией «глаза в глаза». Но не следует понимать это упрощенно. Общение «глаза в глаза» подразумевает целую гамму тонкостей. В одном случае оратор задумывается, как бы ища ответы на поставленные вопросы, погружается в решение какой-нибудь задачи. В этом случае слушатели начинают вместе с ним искать ответы, мыс­лить, решать проблему. Такой способ общения будет как бы «че­рез себя», через «самообщение». Оратор концентрирует внима­ние слушателей на собственных «мыслях вслух» и заставляет их тем самым разделять его поиск.

В другом случае, наоборот, убежденность в правоте своих суждений рождает потребность прямо обратиться к слушателям, увидеть их глаза, прочитать в них согласие или несогласие.

                                  180                                            

В третьем случае следует общаться «через дымку своего видения». Оратор «рисует» обсуждаемый объект так, как он ему представляется. «Говорить — значит рисовать зрительные обра­зы», то есть оперировать готовыми, ранее сложившимися виде­ниями. Но передавать эти видения так, как будто они сейчас родил ись.

Действие словом только тогда может быть действием, когда все осуществляется, «как в первый раз». Не передавать готовые суждения, заключения, выводы, а стараться сейчас и здесь, вместе со слушателями думать, искать, решать… Заставить их пройти вместе весь ход развития мысли — действия. «Ху­дожник, для того, чтобы действовать на других, должен быть ищущим, чтоб его произведение было исканием, — писал Л. Н. Толстой. — Если он все нашел и все знает и учит, или нарочно потешает, он не действует. Только если он ищет, зри­тель, слушатель, читатель сливается с ним в поисках»1.

В понятие «форма речи» входит не только выстройка мате­риала, расположение его частей по законам перспективы разви­тия мысли-действия, но и воспроизведение этого материала по законам речевой перспективы.

Под словом «перспектива» понимается гармоническое соотношение и распределение частей при охвате всего целого. Без перспективы нет речи. Выступление оратора должно иметь перспективу и конечную цель (сверхзадачу). В одной из телеви­зионных передач известный музыкант сказал: «Когда я подни­маю палочку, чтобы начать симфонию, я слышу ее финал». И так во всех видах искусства: музыке, живописи, скульптуре, ли­тературе, драматическом искусстве, балете, и конечно, в оратор­ском искусстве. Начав выступать, надо иметь на прицеле финал речи. Звук, слово, фраза живут не сами по себе, они живут в зависимости от целого, от того, что было и что будет впереди.

Перспектива — это «видимая даль», это умение охватить целое, понимать, к чему ведешь за собой слушателей. Перспекти­ва делает оратора «дальнозорким», видящим конечную цель своего выступления, умеющим «шагать» к главному месту своей речи — к кульминации.

Кульминация, с эстетико-психологической стороны восприя­тия, есть момент наиболее возбужденного ожидания главного. Поэтому, если это ожидание наступает раньше или позже, то оно теряет свою силу воздействия и вызывает либо чувство не­удовлетворенности (если раньше), либо чувство утомления (если

1 Русские писатели о литературном труде. Т. 3. — Л.: «Советский писа­тель», 1955. С. 358.

181

слишком поздно). Вот почему ораторам полезно знать совет К. С. Станиславского: «Надо быть экономным и расчетливым и все время иметь на прицеле финальный и кульминационный моменты… Чувство расходуется не но килограммам, а по сантиграммам»1, (разр. моя. — 3. С).

Иной оратор начинает свое выступление очень эмоционально, порой даже излишне суетливо. Много жестикулирует, даже вы­бегает из-за трибуны и вновь идет за нее. И так на протяжении всего выступления. Это не темперамент, это — незнание законов восприятия звучащего слова. Ведь человек, который в начале выступления суетится, волнуется, слишком громко говорит, а слушатели еще не могут понять, о чем идет речь и почему оратор так переживает, он кажется им сумасшедшим. Таково утверждение ученых. И это истина, которую легко проверить. У нас появились ораторы, не заботящиеся о том, чтобы их поня­ли и поняли с самого начала. А поняв, пошли за ними в мир их мыслей. В этом и есть суть действия зачина выступления: нето­ропливой, интересно построенной, произнесенной «па внутрен­нем темпераменте» речью захватить внимание. А открытый тем­перамент и наиболее выразительные языковые и речевые сред­ства оставить для главной — кульминационной части речи.

Мастер речевого взаимодействия владеет тремя перспектива­ми речи: логической, переживаемого чувства, художественной. Любое речевое действие сопровождается определенными чувст­вами. Через них слушатели понимают, как оценивает оратор то, о чем говорит. Оценки, отношения бесстрастными, равнодуш­ными не бывают.

Художественная перспектива — это умение распоряжаться выразительными средствами речи на протяжении всего выступ­ления. Все, что говорилось о логической перспективе и перспек­тиве переживаемого чувства, «в не меньшей мере относится к звуку голоса, к речи, к движению, к действию, к мимике, к темпераменту, к гемпоритму. Во всех этих областях тоже опасно сразу зарываться, опасно быть расточительным. Нужна эконо­мия, верный расчет своих физических сил и средств воплоще­ния»2. Но при этом важно не уподобиться такому оратору, про которого говорят: «Не успел докладчик разойтись, как уже ра­зошлись слушатели» (Э. Кроткий).

Коль скоро оратор обязан действовать словом, значит надо не только глубоко вникать во внутреннюю сущность того, о

1 К. С. Станиславский. Собр. соч. Т. 3. С. 139.

2 Там же.

182

чем говоришь, чувствовать эту сущность, но и уметь понимать, ощущать глаголы действия. Значит, надо их знать.

Какими же глаголами мы действуем в жизни? Их множество. Вот некоторые из них: Вызвать сочувствие. Высмеивать. Допус­тить. Дать совет. Заинтересовать. Заинтриговать. Запретить. Заставить принять решение. Изгнать. Инструктировать. Инфор­мировать. Испугать. Командовать. Молить. Намекать. Напра­вить. Настоять. Ободрить. Обрадовать. Объяснить. Остановить. Отклонить. Побудить. Повелевать. Позволить. Помочь. Пону­кать. Предложить. Предостеречь. Попросить. Протестовать. Разоблачить. Разрешить. Разуверить. Распорядиться. Рекомен­довать. Решить. Согласиться. Сомневаться. Стремиться отделать­ся. Убедить. Увещевать. Уговорить. Угрожать. Удивить. Указать. Уничтожить. Упрекнуть. Уступить. Утвердиться. Пожелать. Позвать…

Каждый из этих глаголов действия сопровождается опреде­ленным чувством, эмоцией. А известно, что эмоции окрашивают голос.

Например, глагол «ободрить», сопровождаемый доброй, радо­стной эмоцией, окрасит голос светлым тембром, звучащим в верхнем регистре. А глагол «упрекнуть», наоборот, окрасит голос темным, тяжелым тембром, сопровождаемым чувством досады.

Еще к примеру один глагол — «звать». Убедимся, как меняет­ся его звучание, когда меняются отношения, чувства.

Иди сюда — я приглашаю.

Иди сюда — прошу тебя.

Иди сюда — я умоляю!

Иди сюда. Прости меня.

Иди сюда! Как ты жесток!

Иди сюда. Ты дал урок.

Иди сюда. О, вижу я В твоих глазах — вся жизнь моя!

(Со снисхождением)

(С недоумением)

(С тревогой)

(С чувством вины)

(С упреком)

(С покорностью)

(С благоговением)

Полезно знать и разновидности тембра голоса: Бархатный. Блестящий. Богатый. Вибрирующий. Гладкий. Глухой. Горячий. Крикливый. Легкий. Дрожащий. Жесткий. Живой. Заглушён­ный. Застывший. Звонкий. Звучащий. Золотой. Медный. Мажорный. Металлический. Минорный. Мягкий. Назальный. Нежный. Нормальный. Острый. Открытый. Подавленный. Полный. Пустой. Резкий. Светлый. Свободный. Серебряный. Сжатый. Скрипучий. Скрипящий. Слабый. Слезливый. Сонор­ный. Спокойный. Сухой. Темный. Теплый. Твердый. Тусклый.

183

Тупой.  Тонкий.  Тяжелый.   Узкий.  Холодный.   Хриплый. Широкий. Белый. Ясный…

Выступая с той или иной речью, необходимо определить основной тон выступления. Одно дело — открытие выставки карикатуристов, другое — открытие выставки, посвященной Великой Отечественной войне. В первом случае тембр бодрый, светлый, легкий, тон не ниже среднего регистра, а некоторые фразы звучат даже в верхнем регистре. Надо сделать людей, пришедших на выставку, свободнее, веселее… Во втором слу­чае — надо сделать людей «тяжелее». Они должны проникнуться глубоким уважением к событиям, к героизму боевого поколенья. Тон голоса низкий, а тембр иногда тяжелый, жесткий (идет разговор о трагических эпизодах военной норы), иногда теплый, мажорный, свободный…

К. С. Станиславский называл основной тон выступления «душевным тоном», «доминирующим аккордом», «лейтмоти­вом», «целенаправленной страстью», «эмоциональным фоном», на котором протекает, разворачивается, изменяется, выполняется вся партитура публичного выступления1.

Поиск основного тона идет через поиск сверхзадачи выступ­ления. А постоянная смена тембров — искусство тембрирова-ния — проявляет чувственную жизнь оратора.

«Для передачи другим своих мыслей, то есть логических и последовательных суждений, существует слово, речь. Для пере­дачи другим видений своего внутреннего зрения существует образная речь, а для передачи своих невидимых чувствований мы пользуемся голосовыми интонациями»2, — говорил К. С. Ста­ниславский.

Речевое действие всегда направлено на результат. Риторика и есть наука о способах создания речевого поступка.

Публичное выступление — это проверка жизнеспособности всех элементов речевого взаимодействия. Поэтому анализ вы­ступления необходим, как продолжение работы над совершенст­вованием ораторского мастерства.

Сумел ли собраться перед выходом? Был ли действенным выход? Выдержал ли начальную паузу? Привлек ли внимание слушателей? Удержал ли внимание слушателей до конца высту­пления? Каков был финал? Владел ли обратной связью? Сумел ли «зажечь» аудиторию? Толково ли отвечал на вопросы? Сво­бодно ли звучал голос? Следил ли за дикционной четкостью? Как воспринимался юмор?..

1  См.: К. С. Станиславский. Т. 4. С. 125, т. 5. С. 525, 640, т. 7. С. 147.

2 Там же, т. 3. С. 499.

184

Критически оценить различные стороны содержания и фор­мы выступления помогает

ПРИМЕРНАЯ СХЕМА ОЦЕНКИ ВЫСТУПЛЕНИЯ

Вопросы, подлежащие оценке Оценка в баллах Примечание
ЗРИТЕЛЬНОЕ ВОСПРИЯТИЕ Внешний вид. Мышечная свобода. Позовая активность. Жесты, мимика, движения.    
СЛУХОВОЕ ВОСПРИЯТИЕ Свобода звучания голоса. Индивидуальный тембр. Дикционная четкость. Культура речи. Богатство интонирования.    
РЕЧЕВОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ Действенность выхода. Зачин. Захват и удержание внимания. Общение. Учет аудитории.                          Обратная связь. Содержательность и доказательность. Видения и отношения. Художественная перспектива. Сквозное действие и сверхзадача. Финал. Степень эмоционального воздействия.    

Оценки ставятся по пятибалльной системе с добавлением плюсов и минусов (+, -). В последней графе аргументируются выставленные оценки.

Рекомендованные вопросы могут быть сформулированы ина­че, число их сокращено.

Пользование схемой поможет самоанализу. Она подскажет, что удалось, а над чем надо еще поработать. Готовясь к выступ­лению, оратор знает заранее, па какие моменты будет обращено внимание слушателей.

Критическое отношение к себе, способность серьезно анали­зировать собственные победы и поражения, желание совершен­ствоваться — это верные признаки творческого роста оратора.

185

 

 

Встреча оратора со слушателями — это не просто встреча с частным лицом, это — встреча с обществом. Поэтому необходимо помнить о своей гражданской ответственности перед аудиторией, к которой обращено ваше слово.

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Какие существуют виды речи?

Какова природа рождения монолога?

Какие различают виды монолога?

Какие характерные признаки монолога?

Какие существуют элементы внутренней техники речевого действия?

Что надо знать о видениях?

Какова роль отношения в ораторском искусстве?

Какие существуют тонкости общения с аудиторией?

Что значит владеть перспективой в ораторском выступлении?

Почему надо обогатить свой запас глаголов действия?

Что значит «основной тон» выступления?

Что передает меняющийся постоянно тембр голоса?

Что дает оратору анализ прошедшего выступления?

 

ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ

Упражнение «Глаголы». Возьмите любую фразу, например, «глаголом жги сердца людей» и произносите ее, меняя глаголы действия: увлекаете, упрекаете, недоумеваете, сожалеете, угрожаете, сомневаетесь…

Упражнение «Отношение». Произносите, меняя отношения, напри­мер, такую фразу: «И вы это сделали» — с восхищением, пренебрежением, гневом, радостью, недоумением… Заметьте, как меняется интонация, как каждый раз по-разному окрашивается ваш голос.

Упражнение «Видение». Произносите какое-либо слово и ста­райтесь увидеть его как можно полнее, ярче. «Лес», «Речка», «Справедли­вость», «Правда»… За любой абстрактной фразой надо видеть конкретные картины. Произнесли «справедливость» и вспомните случай из вашей жизни, а может быть, из чужой, и восстановите в памяти это событие, случай. Нарисуйте внутренним видением, как это было.

Упражнение «Перспектива». Мы показали, как насыщены поэти­ческие строки А. С. Пушкина риторическими приемами, такими, например, как анафора, многосоюзие, градация, инверсия и другими.

Выбрав небольшое стихотворение, постарайтесь разбить его на пять частей: экспозицию, завязку действия, развитие действия, кульминацию и финал.

186

1-я часть Экспозиция  В полк пригласили мать героя — Где сын навечно в списки занесен.

 

 2-я часть Завязка действия Старушка седенькая шла вдоль строя Как будто бы искала, где же он?..

 

3-я часть Развитие действия По-матерински вглядывалась в лица, Не обожженные войной,

И думала:

 

 4-я часть Кульминация «А если повторится — Они такие же,

 

5-я часть  Финал  Как мой…»

Николай Савков

 

Не торопитесь прочесть первые строки. Они очень важны, как зачин в ораторской речи. Первые фразы втягивают слушателей в атмосферу собы­тий, заинтересовывают. Точно так же не проглатывайте чрезвычайно важные последние два слова: «Как мой». В этом весь смысл стихов. И, не торопясь, стремитесь к ним. Развивайте мысль, идите к концу стихотворения, не затухая эмоционально и голосово (что весьма часто бывает), а, наоборот, наращивая действие, ведущее к сверхзадаче: сказать всем, что не оскудела Русская земля патриотами своей Родины.

 

СКОЛЬКО ГОЛОВ, СТОЛЬКО УМОВ

(Искусство спора)

 

Меж ими все рождало споры  И к размышлению вело: Племен минувших договоры,

Плоды наук, добро и зло…

А.С. Пушкин.

«Евгений Онегин»

 

Всякий человек мыслит по-своему. Вот почему не всегда можно легко достичь разумного согласия в беседах, спорах двух или несколь­ких людей. С другой стороны – это прекрасно, когда интеллекту­альное многообразие вступает в борьбу ради поиска истины.

«В спорах рождается истина». Мудрость этого изречения бес­спорна. А может быть, спорна? Может быть, в споре не всегда рож­дается истина? Мы часто спорим не только по мелким, бытовым вопросам, но пытаемся решать и важнейшие жизненные вопро­сы. А спорить не всегда умеем.

Спор, дискуссия, полемика по своей сути сходны. Это виды диалогов или монологов, в которых происходят сопоставления, столкновения различных точек зрения. Это формы интеллекту­ального общения, задача которых: установление истины, выра­ботка верных научных взглядов и опровержение отсталых; вскры­тие и преодоление недостатков; формирование активной жизненной позиции. Каждый из этих видов интеллектуального диалога имеет свои особенности.

СПОР – это борьба двух противоположных мнений. Иногда даже по малозначащим вопросам. Поэтому спор рассматривает­ся как более общее родовое понятие, в которое можно включать дискуссию и полемику, то есть дискуссию и полемику можно рас­сматривать как особые виды спора.

ДИСКУССИЯ чаще используется в науке для решения спор­ных научных проблем. Ее цель – достижение общности мнений по обсуждаемой проблеме, нахождение истины.

ПОЛЕМИКА – тоже интеллектуальный диалог, но цель ее не достижение согласия, а утверждение своей точки зрения, победа над другой стороной. Полемика – это всегда борьба, страстный эмоцио­нальный спор по важным мировоззренческим, идеологическим, нравственным и научным вопросам. Многообразны жанровые осо­бенности полемики. Наиболее распространенные ее жанры: спор, дискуссия, беседа, совещание, ответы на вопросы. Эти жанры могут иметь различные организационные формы: конференция, «круглый стол», диспут, симпозиум, вечер ответов на вопросы и др.

188

Спор, дискуссия, полемика – взаимопроникаемы. Это зави­сит от того, идут или не идут оппоненты на сближение позиций. И если позиции сближаются, то полемика становится спокойнее, менее эмоциональна по форме ведения диалога. И, скорее, начи­нает напоминать дискуссию. И все-таки полемика всегда остает­ся самой острой и напряженной формой духовного, интеллекту­ального, нравственного противоборства, цель которого – победа над противником. Эта победа обязательно ведет к истине.

Результативность спора, дискуссии, полемики зависит от ряда условий. Прежде всего важна сама личность, ведущая спор. Знакома она или не знакома. А если слышали, то каково мнение о ней? И если ничего не известно, то чрезвычайно валено первое впечатление при встрече. Помним: обаяние – это естественность поведения. Доброжелательность, уважение оппонентов, умение установить контакт, тон разговора, манера поведения, внешний вид – все это создает благоприятную атмосферу для общения.

Результат будет тем успешнее, чем достойнее друг друга ока­жутся противники по своим знаниям, эрудиции, полемическому искусству.

К спору надо готовиться: продумать аргументы, предпо­лагаемые возражения, вспомнить неопровержимые данные, ко­торые подтвердят правоту суждений. Только глубокое знание предмета спора ведет к точности и ясности выражения ваших мыслей и к убедительной доказательности.

Надо учитывать психологический склад, внутренний мир собеседника, темперамент, настроение, отношение к вам. Это позволит правильно выбрать приемы воздействия.

Есть люди, предельно сосредоточенные на самих себе, на сво­ем внутреннем мире. Они нелегко входят в контакт с другими, рассматривают их как просто объект общения, а не как полно­правный самостоятельный субъект со своей непредсказуемостью. Л.Н. Толстой считал, что главный водораздел в общении между людьми проходит по линии: понимающие – непонимающие. И действительно, человек может быть и добрым, и честным, и по­рядочным, а понять другого не может. Ему мешает закрытость общения, он весь внутри самого себя. «Ни на что не годится тот, кто годится только для самого себя», – утверждал Вольтер. Надо изменять себя, быть готовым к диалогу в душевной атмосфере и дать собеседнику свободу быть таким, каков он есть. Дать ему право на тайну, которую нам не разгадать. «Человек – это есть тайна», – считал Ф.М. Достоевский.

«В споре виновен у м н ы й». Это изречение должно ох­лаждать спорщиков. Не следует сразу отвечать собеседнику. Надо

189

выслушать его возражения до конца. Ведь часто бывает так, что спор идет о разных вещах. Или, наоборот – об одном и том же, только выражаемом разными словами.

Лучше постараться во время спора ловить свои ошибки: не вызвано ли слишком дурное начало спора не очень хорошим ва­шим настроением, не связанным с содержанием спора; не прояв­ляете ли вы недовольство, нетерпение, неуважение; не отвлекае­тесь ли на другие мысли; не навязываете ли собеседнику свои аргументы; удается ли вам быть тактичным, не имеете ли преду­беждение против собеседника… Лучший вариант в этом случае: «одному покориться, другому поступиться».

Слушать и слышать. Только это, ныне забытое, «искус­ство слышать» обеспечит правильное ведение спора. Слушание -это сложный психологический процесс, состоящий из восприя­тия, осмысления и понимания. И если хоть одно из этих звеньев нарушается при невнимательном слушании, понимание бывает ложным. А без полного и точного понимания спор, беседа неэф­фективны. Периоды красноречия сменяются напряженным вни­манием к доводам, доказательствам партнера.

Сам слушай, но скупись, брат, на слова: Недаром рот один, а уха два.

Только предельное внимание, заинтересованность в обсужда­емой теме или проблеме, сдержанность, ум и искусство слушать могут привести к желаемому результату.

Не допускать, чтобы спор «пошел на ДА и НЕТ». Нередко, вступая в спор, собеседник хочет взять истину «с на­скока». После первой же вашей фразы вы слышите в ответ резкое «Нет!» Такой человек не слушает собеседника, он живет одним: показать свое превосходство. Таким образом пытаясь утверждать себя в жизни единственным действием – «возражать». Из-за та­кого возражения теряется истина, спор скатывается к голослов­ному, бездоказательному словоизвержению.

Слабой попыткой утвердить свой авторитет является припи­сывание оппоненту того, чего он вовсе не говорил.

Надо уметь принимать возражения, если они идут от сильного противника. Возражение должно пробуждать в вас не гнев, а внимание. Возражения обогащают оратора. Ведь надо най­ти убедительные доводы, доказательства, примеры, чтобы отсто­ять свою позицию, взгляды, суждения. Сильный противник зас­тавляет предугадывать ход его мыслей, выводов, и вы, чувствуя его силу, готовитесь к обороне.

Когда участвуешь ты в скачке спора,

Не горячись и упадешь не скоро.

190

Важна краткость доказательств  в споре.

Много доказывать – ничего не докажешь.

Слишком много слой затемняют мысль, действуют в противоположную сторону.

Пусть лучше в спор и не вступает тот,

Кому для доказательств нужен год.

Джами

 

Сжатость изложения мысли придает языку силу. И чем яснее мыслит оратор, тем понятнее выражает свои мысли. По мнению Г.Р. Державина: «Повторение одних и тех же мыслей, одетых только другими словами, без чувств, не только бывает ненужно, но и неприятно. Да, настоящая мудрость немногословна»’. И этой краткости надо учиться.

Каждый довод должен не только быть четок, ясен, чист, но и иметь свое место в речи. Что это значит: «быть на своем месте?» Это означает, что сначала идут наиболее легкие для понимания доказательства, затем потруднее, с более подробным разъяснени­ем, и, наконец, самые значительные, которые и утверждают пра­воту ваших мыслей.

Так точно надо умело использовать и факты. Доказательства, перегруженные фактами, напоминают очаг, заваленный дровами, в котором огонь затухает.

Обладать «красноречием сердца». Сила чувств оратора есть ощущение самой истины. Увлекаясь сам изрекае­мой истиной, оратор увлекает и слушателей на ее познание. В споре «красноречие ума» (убедительность), сливаясь с «красно­речием сердца», ведет к желаемому результату. Как замечает Н.А. Добролюбов, «ораторы… тем и отличаются, что умеют нахо­дить в предметах такие стороны, на которые мы, грешные, не об­ращаем надлежащего внимания»2.

Чувствовать «воздух в е к а», в котором живешь, по­нимать стремления в будущем на основании настоящего; учиты­вать настроение людей, их желания со всеми светлыми и темны­ми сторонами жизни.

Обладать юмором. Иногда закончить ни к чему не веду­щий спор помогает смех, юмор… Возбуждая смех, оратор или раз­бивает, или запутывает, или усмиряет противника. Юмор смяг­чает и ослабляет суровость и строгость. Оратор шутками разрушает тягостное общение, которое не всегда разрешается до­казательствами. Но только…

Уместна шутка и смешной бывает, Коль никого она не задевает.

1 См.: Об ораторском искусстве. М.: Знание, 1986. С. 77.

2 Там же. С. 85.

191

Для юмора порой достаточно вскользь обронить фразу, опро­вергающую самые важные предположения. Хорошее настроение, юмор, чувство радости говорят аудитории о том, что оратор счи­тает: как бы ни расходился он по отдельным вопросам с оппонен­тами, они все преследуют одну цель – поиск истины.

Любить поэзию. Риторика и пиитика идут рука об руку с самых древних времен. В поэзии есть все то, что есть в ритори­ке. И – наоборот. Умение прибегнуть к пословице, поговорке, по­этическому материалу – весьма существенная победа в споре. По­эзия пробуждает чувство, убеждает в правде. «Поэтический ореол, которым окружен предмет речи, подкупает слушателей в пользу мнений оратора»1.

Жестово-мимические  средства общения.

Зная о том, что зрительное восприятие сильнее слухового, надо избегать излишней жестикуляции. Она воспринимается как не­решительность оратора или как невоспитанность. Точно так дол­жна быть сдержанной и мимика, чтобы противник не прочел ва­ших скрытых мыслей, отношения к себе и многое другое.

Иногда, наоборот, выразительный взгляд, кстати родившийся жест, телодвижение гораздо более действенны, чем сами слова.

В использовании жестово-мимических средств общения надо знать закономерности, национальные особенности и традиции русского народа2.

Можно вывести ряд правил ведения спора, полемики:

  • Не рвитесь в бой не имея достаточных доказательств своей правоты.
  • Вступайте в дискуссию с равным вам по знаниям проблемы противником.
  • Терпеливо выслушивайте собеседника, не говорите сразу: «Нет! Вы не правы!»
  • Признавайте свою неправоту, если она доказана оппонентом.
  • Будьте неуступчивы, если уверены в правоте своих суждений и можете их доказать убедительными аргументами и фактами.
  • Умейте тактично закончить спор, понимая его бесполезность, с людьми, не владеющими достаточными знаниями, не умею­щими слушать, не желающими сдавать своих позиций, не зна­ющими основ искусства спора.
  • Пытайтесь мыслить конструктивно, предлагать решения, ве­дущие к искомому результату.
  • Никогда не вступайте в спор не будучи уверенными, что дока­жете свою истину. Такой спор часто навязывают, провоцируют, заранее зная, что противника все равно ни в чем не убе­дишь.

192

  • Спор должен быть честен и чист по цели и аргументам доказа­тельства. Известны десятки безнравственных приемов и уло­вок в споре. Среди них, например, такие: «Ссылка на несуществующие авторитеты», «С больной головы на здоровую», «Лги и лги», «Закон предшествования», «Да… но», «Кричать, если нет аргументов», «Заменять расхождение во мнениях обвинением в политической неблагонадежности», «Приписывать оппоненту то, чего он не говорил», «Тенденциозно искажать его высказывания» и т.д.

Как видим, многое надо учитывать, многое знать, чтобы ис­кусно вести дискуссию, спор, полемику.

Ученые утверждают, что существуют различные стили мыш­ления. Знание их также повышает эффект достижения цели. Ос­тановимся кратко на описании этих стилей мышления.

Синтетический стиль мышления – это способность обобщать данные наук, практики. Создавать из них что-то каче­ственно новое. Это способность комбинировать из часто противоположных идей, взглядов, позиций, то есть «совмещать несовместимое» в новом сочетании1.

Синтезаторы отличаются остротой взгляда и языка. Распоз­нать синтезатора можно по открытому скепсису, несогласию. При этом он даже не делает попытки что-то предложить взамен кри­тикуемого.

Идеалистический стиль – это прежде всего широта взглядов, повышенный интерес к целям, мотивам, «качествам жизни».

Идеалисты больше полагаются на субъективные и социальные факторы, на интуицию, недооценивают факты.

У них высоко развиты моральные устои. Они гордятся свои­ми возвышенными идеалами. Их возмущают те, кто не заботится о других, об общем благе, не стремится к совершенству. И в спо­рах идеалисты не всегда оказываются победителями.

Узнать идеалиста можно прежде всего по открытой улыбке, по желанию наладить контакты с партнерами. Так же открыто (в мимике, жестах, речи) проявляются и другие эмоции: обида, гнев, возмущение, разочарование, досада… Идеалисты не терпят ссор, конфликтов, всегда стремясь к согласию.

1 См.: Об ораторском искусстве. М.: Знание, 1986. С. 66.

2 См. главу данной книги «Язык чувств».

193

Прагматический стиль – это опора на личный опыт, это убеждение, что мир непредсказуем, его нельзя понять, нельзя управлять им. Поэтому их формула: «сегодня сделаем так, а там посмотрим, что будет».

Прагматики хорошо улавливают требования момента и актив­но включаются в коллективные поиски истины. Они способны поставить себя на место другого человека и адаптироваться в мышлении и действиях.

Угадать прагматиков можно по большей смелости, чем харк-терна для идеалистов. Они менее впечатлительны и напряжены. Им нравится всем нравиться. Любят прибегать к юмору. Вносят оживление в самые скучные мероприятия.

Аналитический стиль – это всестороннее изучение воп­роса, проблемы. Аналитики глубоко и внимательно, логически и методически рассматривают проблему, не торопясь принимать решение. Они прежде всего теоретики, которые стремятся иметь «теорию» по любому вопросу. Аналитики любят концентриро­вать свое внимание на объективных данных, которые они скру­пулезно добывают, не жалея времени.

Внешне аналитики чаще бывают сухи, сдержанны, даже хо­лодны. С ними нелегко разговаривать. Они закрыты. Но, узнав их особенности и приняв их во внимание, с ними можно продук­тивно общаться. Они обстоятельно обсуждают проблему. Их речь негромкая, сдержанная. Но если они с чем-то несогласны – упря­мы и непоколебимы в своих утверждениях. В такие моменты их голос и речь звучат жестко.

Реалистический стиль – это эмпирика, это факты, а не теория. Реалисты тяготеют к конкретностям и желают исправ­лять ситуацию, чтобы прийти к определенному результату. Лю­бят вести дела безошибочно, обоснованно. Они ближе всех к ана­литикам. И те и другие опираются на факты, стремятся к объективности. Но есть и различия. Реалиста раздражает дедук­тивный, формально логический способ мышления аналитика.

Как узнать реалистов? Они выглядят людьми открытыми, прямыми, уверенными, напористыми. Они не сдерживаются в выражении согласия или несогласия. За словом в карман не ле­зут. Выражаются кратко, ясно. Любят такие же ответы. В напря­женные моменты говорят резко, тоном, не допускающим возра­жения. Нередко бывают упрямы. Любят приводить факты и конкретные образные примеры из жизни. Анекдот, шутка, кол­кость – все идет в ход для достижения цели. Они близки к «про­стым людям».

Конечно, все перечисленные стили мышления комбинирован­ные, взаимопроникаемые, но при этом какой-то из них доминирует.

194

В указанной выше книге «Поймите меня правильно подроб­но описываются «основные стратегии» действий всех пяти сти­лей общения.

Это описание поможет:

  • развить свой интеллект, его особенно сильные стороны;
  • зная стили и приемы мышления, стать объективнее в понима­нии собеседников;
  • быть более гибким в поиске и принятии решений;
  • превращать «противников» в «союзников».

Все полученные теоретические знания надо превращать в уме­ния. Для этого и рекомендуются следующие задания для само­стоятельной работы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Добавить комментарий